azer arm

В августе из Еревана прозвучали сразу несколько заявлений, суть которых сводилась к тому, что Армении и Азербайджану необходимо максимально быстро провести демаркацию границы и возобновить работу по разблокировке региональных коммуникаций. Тем не менее, еще с весны ситуация на армяно-азербайджанской границе остается напряженной. Какие риски встают перед властями Армении при ведении переговоров по демаркации в таких условиях, проанализировал эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван) Бениамин Матевосян.

Война, а точнее «акт капитуляции» от 9 ноября 2020 г. все еще преследует Армению и Арцах, и в рамках этого процесса два армянских государства еще ждет целый ряд сложных вопросов, в числе которых могут быть демаркация и делимитация границ, подписание мирного договора с Азербайджаном о признании взаимной территориальной целостности (что поставит крест на независимости армянского Арцаха), разблокировка транспортных коммуникаций и обмен анклавами.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью телеканалу CNN Turk сообщил, что Баку предложил Еревану подписать мирный договор, уточнив, что речь в нем пойдет о признании территориальной целостности обоих государств и окончательном установлении границ. Тут важно отметить, что «мирный договор» в представлении официального Баку подразумевает не только признание «территориальной целостности Азербайджана» и фактическое признание Арцаха его частью, но также разблокирование транспортных коммуникаций в регионе, налаживание торгово-экономических связей, предоставление Азербайджану «Зангезурского транспортного коридора», а также обмен анклавами.

О каких анклавах идет речь

История анклавов в целом показывает, что их территории когда-то были как частью Первой Армянской Республики, так и частью Советской Армении, однако, в дальнейшем, были искусственным образом отделены и переданы Азербайджану (в период с 1927 по 1936 гг).

Для примера: после советизации Армении Газахская область бывшей Елизаветпольской губернии была фактически разделена между Армянской и Азербайджанской ССР. В этнографическом же отношении армянская часть Газахской области охватывала почти всю территорию современной Тавушской области, северные поселения Чамбаракского района Гегаркуникской области, а также большое село Арцвашен в 1920 г. Более того, факты говорят о том, что и сам Арцвашен в первые годы входил в состав Советской Армении.

По сути, анклавы возникли в рамках административно-территориального разделения одной страны – Советского Союза. И было это сделано по решению центра.

Советы задумывали все на века и не предполагали, что спустя не так много времени все эти «территориальные перетасовки» станут причиной множества войн и смертей. Первая Карабахская война исправила историческую несправедливость не только в контексте карабахских реалий, но и позволила Армении вернуть территории, которые «решением сверху» были переданы под контроль Баку (Кярки, Софулу/Бурхударлу, Воскепар). Однако армянский Арцвашен был потерян в 1992 г. и по сей день контролируется войсками противника.

Перспективы обмена

После 44-дневной Карабахской войны в информационной повестке периодически стали всплывать новости о том, что указанные анклавы могут быть обменяны между Ереваном и Баку. Иными словами, Тигранашен (Кярки) и иные анклавы могут перейти под контроль Азербайджана, а Арцвашен – вновь стать армянским. Реальность же такова, что если обмен анклавами произойдет, это станет очередным актом капитуляции, так как их стратегическое значение для Республики Армения и Арцаха слишком велико.

Потеря контроля над этими анклавами чревата энергетической и транспортной изоляцией не только для Сюника и армянского Арцаха, но и для всей Армении.

Для современного армянского государства анклавы, находящиеся под его контролем, со стратегической точки зрения гораздо важнее, чем Арцвашен. Через армянский Тигранашен (бывший Кярки) проходит важнейшая межгосударственная трасса, связывающая центральную часть Армении с Сюником, Арцахом и Ираном. В случае потери Тигранашена у Армении останется всего один выход в Арцах и Иран – через деревню Веди. При этом Азербайджан получит важнейший плацдарм для атаки на центральную часть Армении, а также при малейшей для себя угрозе сможет отрезать Сюник от остальной части страны, взяв и оставшуюся дорогу под прямой прицел.

Что касается анклава Воскепар, то через него проходит межгосударственная дорога в Грузию․ Потеря контроля над этой территорией ставит под угрозу физическое существование газопровода из Грузии в Армению, проходящего по линии Красный Мост – Севкар – Берд. Труба будет в прямой зоне досягаемости для азербайджанских орудий. Потеря данных территорий несет в себе огромные риски и сужает горизонт предсказуемости для армянского государства – в выстраивании логистической политики, постройке транспортных развязок, – а также может привести к энергетической блокаде.

Что касается конкретно армянского анклава Арцвашен, то данное село отделяет от армянской границы практически 15 км азербайджанской территории. Если абстрагироваться от эмоциональной составляющей, то получив Арцвашен, официальный Ереван встанет перед вопросами не только заселения данной территории, но и формирования новой границы, обеспечения бесперебойной связи между районным центром и деревней, вопросами снабжения и так далее. Вместе с тем, нужно быть откровенными и отметить, что вскоре после возможного обмена эти анклавы как с одной, так и с другой стороны превратятся в «военные острова» или, если хотите, плацдармы, и станут головной болью в контексте безопасности для обеих сторон.

Тем самым конфликт не просто не будет погашен, а получит новую «опору на земле» для дальнейшего развития, что может стать одним из аргументов для официального Еревана, чтобы отказать Баку в этом его требовании.

Стремящийся «к миру любой ценой» премьер Никол Пашинян уже имел возможность высказаться о возможной судьбе анклавов, фактически не исключив вариант их обмена с Азербайджаном. Он заявил о том, что пути решения территориальных проблем с Азербайджаном нужно обсуждать, и это касается в том числе проблемы анклавов. Премьер также отметил, что многие армянские села и их земли находятся сейчас под контролем Азербайджана. В то же время Армения контролирует территории, которые во времена Советского Союза принадлежали Азербайджанской ССР. Эти вопросы, считает он, сейчас можно решить путем демаркации и делимитации армяно-азербайджанской границы.

«Мы должны понять, что будем делать. Есть много разных вариантов, есть также вариант оставить имеющуюся ситуацию неизменной и зафиксировать ее как госграницу. Да, есть вопросы анклавов, есть также вопрос Арцвашена», – пояснил Пашинян.

Деблокада или новая и более реальная блокада?

Потеряв контроль над анклавами и дорогу в Иран, потеряв контроль над дорогой в Грузию (а это для Армении – дорога в Россию), Ереван будет поставлен в ситуацию, когда у него не будет альтернативы тому, чтобы пользоваться азербайджанскими транспортными коммуникациями. Это ли не настоящая изоляция, когда ты пользуешься тем, что тебе оставили как «единственное спасение»? Иными словами, когда в Армении рассказывают о «деблокаде», в действительности ее хотят ввести в прямую зависимость от азербайджанских коммуникаций.

Важно понимать одно։ с точки зрения перспектив существования независимой армянской государственности, с приемлемым статусом политической субъектности на Южном Кавказе, текущий год и будущий могут иметь судьбоносное значение. В этой связи вновь становится актуальным вопрос армянского политического дискурса (хотя на самом деле это не вопрос): в действительности Арцах обеспечивал безопасность Армении, или Армения обеспечивала безопасность Арцаха?

Алиев заявил, что ожидает от России выполнения всех пунктов трехстороннего заявления по Нагорному Карабаху от 9 ноября 2020 г., а также отдельно подчеркнул: Баку рассчитывает, что Москва прекратит вооружать Ереван. По его мнению, Армения смирилась с реалиями, сформировавшимися после второй Карабахской войны. «Мы ждем, что Россия перестанет вооружать Армению, но пока этого не наблюдаем. Были несколько заявлений, в том числе с российской стороны, когда министр обороны России несколько дней тому назад заявил, что начался процесс поставок вооружения в Армению», – заявил Алиев.

До какой степени официальный Ереван готов удовлетворять аппетиты Баку и Анкары? Где та «красная линия», за которую правительство Пашиняна не готово переступить? Что касается перманентного желания армянского руководства добиться «мира любой ценой», то следует вспомнить слова британского премьера Черчилля: если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор…

Об «исторической справедливости»

На территории Южного Кавказа мы имеем множество исторических казусов, много ситуаций, когда историческая несправедливость была установлена «волевым решением сверху» или оружием. Но когда азербайджанское руководство и азербайджанский лидер говорят об «исторической справедливости», которую они якобы восстановили в 2020 г., а сейчас в той же логике претендуют на территории анклавов, то они должны помнить один простой нюанс. Юридически Азербайджан объявил себя правопреемником не АзССР, а так называемой Первой Азербайджанской Республики.

В таком случае Баку должен признать, что в период существования этой Республики анклавы были армянской территорией и стали частью Азербайджана только в рамках процессов установления административно-территориального деления в составе СССР.

Стоит отметить и следующее: в своей последней статье про Украину президент РФ Владимир Путин, ссылаясь на слова бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, говорит о том, что республики – учредители Союза, после того, как они сами же аннулировали Договор 1922 г., должны вернуться в те границы, в которых они вступили в его состав. А все остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание. Путин при этом отмечает, что данный подход Собчака, который он, по всей видимости, разделяет, другими словами означает: «уходите с тем, с чем пришли». При этом российский лидер подчеркивает, что с такой логикой трудно спорить.

Продолжая эту логику, можно сказать, что к моменту советизации Азербайджана (апрель-май 1920 г.) не только анклавы, но и Нагорный Карабах и Нахичевань не были в составе Азербайджанской Республики. Иными словами, эти территориальные приобретения – предмет для споров и переговоров, и если нынешний Азербайджан объявил себя правопреемником Первой Азербайджанской Республики, то и из СССР должен был выйти без того, что ему помогли получить Советы, а значит, должен отказаться от любых иных территориальных притязаний, как к Армении, так и к Арцаху.

Источник: Eurasia Expert

А также читайте: