igiligilИсследователи рассказали Sputnik Таджикистан, как семейный кризис и проблемы трудоустройства среди жителей стран Центральной Азии становятся причиной вступления в ряды ИГ. Российские ВКС и силы регулярной сирийской армии постепенно выдавливают бойцов "Исламского государства" (ИГИЛ, ДАИШ — террористическая организация, запрещена в РФ) с занятых ранее территорий.

Исламистам приходится воевать и с западной коалицией, и с ВС Ирака, штурмующими Мосул, и турецкими военными, проводящими контртеррористическую операцию на севере страны. А кроме того, серьёзно сократилась финансовая помощь со стороны спонсоров — государств Персидского залива.

В этих условиях многие боевики, в том числе уроженцы стран Центральной Азии спешат вернуться домой, предпочитая падающим на голову артиллерийским снарядам возможное уголовное преследование на родине.

Это дало возможность исследователям изучать биографии, материалы следствия и заявления боевиков в ходе судебного процесса, дабы составить некий социальный портрет кандидата в террористы. 

И вопреки расхожему мнению, жители ЦА редко идут в радикалы, находясь в ситуации крайней нужды.

"Реконструкция биографий граждан, ушедших в ИГ, показывает, что финансовый мотив в чистом виде никогда не доминирует. За время своего исследования я ни разу не встречался с тем, чтобы человек реально сталкивался с бедностью или с ситуацией, когда ему или его семье угрожал реальный голод", — прокомментировал Sputnik Таджикистан эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Мендкович.

По его словам, вступление в ряды ИГ из-за долгов, то есть обычное наёмничество, характерно для Ливии,Туниса, Египта и сопредельных стран, когда человек буквально оказывался в долговой кабале. 

Сложное финансовое положение либо кажущееся отсутствие жизненных перспектив являлись, скорее, общим социальным фоном. Катализатором бегства в Сирию, по мнению Мендковича, чаще становилась некая стрессовая бытовая ситуация, ставшая пиком жизненного кризиса человека.

"У меня есть несколько зафиксированных случаев, когда уходу в ИГИЛ предшествовали личные конфликты. В том же Таджикистане я наблюдал 6 явных случаев депрессивных состояний, из них 4 — связанных с проблемами в семье. Развёлся — вступил в ИГ! Поругался с родителями — вступил ИГ! Конкретный пример: отец заставил сына бросить учёбу в университете и вернуться домой. Он учился на первом курсе МГУ, а в итоге стал рабочим пекарни. Можете представить, что для него это настоящая трагедия ", — поясняет эксперт результаты своего исследования.

В целом для региона довольно характерна ситуация, когда молодые люди, не сумев получить востребованное образование или освоить желаемую профессию, начинают "самореализовываться" в терроре.

"Скажем, в Казахстане существует проблема переизбытка квалифицированных специалистов. Так, молодой человек на третьем курсе юридического факультета понимает, что, даже закончив учёбу с золотой медалью, не найдёт работу по специальности. Другой случай — человек хотел делать военную карьеру, а его исключили из военного училища", — пояснил Никита Мендкович Sputnik Таджикистан.

Речь идёт о комплексном изучении биографии более чем 20 индивидов, выехавших в ИГИЛ. Исследование конструировалось на основе рассказов родных, односельчан, интервью вернувшихся домой либо показаний на суде.

Мечты о справедливости

Что касается иного популярного мнения, дескать, ряды исламистов пополняют неуравновешенные одиночки, которым "промыли мозги" вербовщики ИГ, то это тоже не соответствует истине.

Подобные индивиды могут стать кандидатами в террористы-смертники, но на роль строевых бойцов "армии Халифата" не годятся вовсе.

По мнению профессора Софийского университета, болгарского специалиста Татьяны Дронзиной, ещё в 2013-2014 годах начавшей заниматься исследованием мотивов вербовки в Казахстане, уход в ИГ по идеологическим причинам — осознанное, идейное решение, к которому человек мог готовиться годами. 

"Уровень образования боевиков соответствует среднему уровню образования в стране. Таким образом, мы не можем сказать, что джихадисты набираются только среди обездоленных слоёв населения без жизненной перспективы. Среди них есть люди с высшим, профессиональным образованием, и практически нет безработных. Многие боевики женаты, у них бывает по 2 — 3 ребёнка. Никто из них не демонстрировал особую склонность к насилию, многие никогда не служили в армии", — так описывает Дрознина социальный портрет кандидата в экстремисты.

Согласно материалам её исследования, будущие боевики ушли в религию достаточно давно, в 2006-2007 годах, однако никого из близких это, естественно, не побеспокоило. Впоследствии, проникшись идеями построения Исламского халифата в отдельно взятой стране, они не стали жертвой вербовщика, а напротив, сознательно искали человека, который бы помог им попасть в охваченную войной Сирию.

"Одиночки редко когда сами добираются до ИГИЛ, даже если искренне симпатизируют террористам. Почти всегда нужен какой-то посредник, обеспечивающий беспрепятственный коридор и банально деньги, около 1000 долларов — не такая уж маленькая сумма по меркам большинства среднеазиатских стран", — подчёркивает Татьяна Дрознина.

Почему же люди решают примкнуть к ИГ? Трудно поверить, что сравнительно благополучные и образованные люди даже в непростых финансовых условиях массово решают стать членами террористической организации, отрезающей головы пленникам и обращающей женщин в сексуальное рабство.

Причину этого эксперты видят в том, что большинство боевиков примкнули к террористам, ведомые искреннем желанием построить идеальное государство на основах исламского вероучения.

Почему же люди решают примкнуть к ИГ? Трудно поверить, что сравнительно благополучные и образованные люди даже в непростых финансовых условиях массово решают стать членами террористической организации, отрезающей головы пленникам и обращающей женщин в сексуальное рабство.

Причину этого эксперты видят в том, что большинство боевиков примкнули к террористам, ведомые искреннем желанием построить идеальное государство на основах исламского вероучения.

Желающие вернуться домой рискуют быть убитыми либо бывшими собратьями по оружию, либо сирийскими войсками, не спешащими разбираться в идеологической мотивации попавших к ним в руки боевиков.

Согласно данным Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан, сейчас в составе ИГ находятся 1094 таджикских гражданина, большинство из которых являются приверженцами салафизма. Официально подтверждена гибель 300 граждан РТ.

В докладе ОДКБ по угрозам международного терроризма в ЦА говорится о том, что 85% из них были трудовыми мигрантами и попали в поле зрения вербовщиков, находясь в РФ.

По словам генсека Организации Николая Бордюжи, добровольно вернулись на родину 60 человек. Он сообщает, что экс-боевики чистосердечно покаялись, были амнистированы и сейчас не преследуются законом.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: