protivost kit swa

Новая администрация США опубликовала программу торговой политики, акцент в которой сделан на соперничество с Китаем. При этом Вашингтон обвиняет Пекин в использовании недобросовестных методов конкуренции, которые несут угрозу для американской экономики. Как отмечала пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, США намерены подходить к отношениям с Китаем с позиции силы, координируя действия с партнерами в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. В чем это выразится и какой поддержки Вашингтон может ждать от европейских партнеров, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил профессор политологии и заведующий кафедрой международных отношений Бакнеллского университета (США) Чжицюнь Чжу.

– На Мюнхенской конференции президент США Джо Байден заявил о необходимости готовиться к долгосрочному стратегическому соперничеству с Китаем, которое будет жестким. Означает ли это, что при администрации Байдена разногласия между Китаем и США углубятся?

– Главный посыл, который президент Джо Байден вложил в свою речь на Мюнхенской конференции по безопасности, был таков: «Америка вернулась». Он клятвенно пообещал возобновить политику многосторонности и сотрудничать с союзниками и партнерами США после четырех лет политики Трампа «Америка прежде всего».

Китай не был в центре его речи. Да, он сказал: «Конкуренция с Китаем будет жесткой. Это то, чего я ожидаю, и это то, что я приветствую». Но он просто констатировал факт – вызовы, стоящие перед Соединенными Штатами, поскольку Китай продолжает догонять США. Это не означает, что разногласия между двумя державами будут углубляться; это просто означает, что экономические, технологические вызовы и вызовы безопасности со стороны Китая реальны, и Соединенные Штаты и их союзники должны быть готовы.

– Из выступления Байдена стало ясно, что США хотят, чтобы их союзники в Европе противостояли Китаю вместе с ними. Но у членов ЕС есть свои экономические интересы в Китае. Пожертвует ли Европа этими интересами ради Соединенных Штатов?

– Я не думаю, что это рабочая идея для Соединенных Штатов – искать помощи у Европы, чтобы противостоять Китаю.

Лучший подход для США заключается в том, чтобы заострить свои конкурентные преимущества и конкурировать с Китаем на равных условиях. Похоже, именно такой подход предпочитают европейские страны.

Например, ЕС достиг всеобъемлющего инвестиционного соглашения с Китаем в конце 2020 г. Как сказал один из официальных лиц ЕС во время Мюнхенской конференции: «Мы считаем, что Европа должна иметь возможность иметь свои собственные соглашения… мы должны взаимодействовать с Китаем, и не просто говорить о Китае, а говорить с Китаем».

Новый опрос Европейского совета по международным отношениям показал, что, хотя 57% респондентов считают победу Байдена выгодной для ЕС, около 60% считают, что Китай станет более могущественным, чем США, в течение следующего десятилетия, а 32% считают, что США больше нельзя доверять. Очевидно, что страны ЕС не присоединятся к Соединенным Штатам в сдерживании Китая, если Вашингтон планирует их привлечь.

– Байден упомянул, что «во многих местах, в том числе в Европе и Соединенных Штатах, демократический прогресс подвергается нападкам» и «Кремль атакует наши демократии и вооружает коррупцию, чтобы попытаться подорвать нашу систему управления». На Ваш взгляд, является ли Россия самой большой угрозой для американской демократии?

– Некоторые люди в США считают путинскую Россию прямой угрозой американской демократии. Однако, согласно опросу CBS News в январе 2021 г., 71% опрошенных американцев заявили, что «Американская демократия находится под атакой», но 54% полагали, что такая атака исходит от соотечественников-американцев, и только 8% полагали, что она исходит от «внешних угроз». Американская общественность, похоже, считает, что мы не должны преувеличивать угрозу со стороны других стран.

Вопрос здесь не в том, кто угрожает американской демократии, а в том, как Соединенные Штаты должны укреплять демократию и совершенствовать свое управление, особенно во время кризисов. То, что произошло в Вашингтоне 6 января, показывает, что самая большая угроза американской демократии исходит изнутри.

Более уверенная в себе Америка, имея порядок в собственным доме, может противостоять любому вызову со стороны недемократий. В случае с Россией президент Байден ясно осознает ее вызов, но он также готов работать с Кремлем по таким вопросам, как Иран и разоружение. Так, обе страны, несмотря на другую конкуренцию, недавно продлили Договор СНВ-3 еще на пять лет.

– Какова ситуация с китайскими инвестициями в США и американскими инвестициями в Китай на фоне продолжающейся торговой войны между странами?

– Китайские инвестиции в США достигли своего пика в 2016 г., когда Китай инвестировал в американскую экономику $46 млрд. Они начали снижаться в последующие годы из-за регуляторного контроля Китая над оттоком капитала и пристального надзора Америки из соображений национальной безопасности. Торговая война привела к резкому падению китайских инвестиций в США. В 2019 г. на долю Китая приходилось чуть более 1% от общего объема ПИИ в США, что значительно ниже, чем на долю Японии и Канады – 14% и 13% соответственно.

С другой стороны, Китай стал пунктом назначения глобальных иностранных инвестиций №1 в 2020 г., и инвестиции США в Китай продолжают расти. По данным Бюро экономического анализа США, чистый приток ПИИ США в Китай в 2019 г. составил $7,5 млрд (на 20% больше, чем в 2018 г.). Кроме того, объем американских ПИИ в Китай составил $116,2 млрд (рост на 6% по сравнению с 2018 г.).

Торговая война нанесла ущерб обеим сторонам и должна скоро закончиться. Двусторонний инвестиционный договор уже некоторое время находится на рассмотрении. Настало время двум странам достичь соглашения и урегулировать свои инвестиции.

– Что говорит о конкуренции США и Китая конфликт по поводу «Мотор Сич» в Запорожье? Почему Пекин заинтересован в этой сделке и чего боится Вашингтон?

– Китай давно интересуется оружием и военными технологиями из России и бывших советских республик. Корпус первого китайского авианосца «Ляонин» был фактически куплен у Украины в 1998 г., а затем отремонтирован и введен в эксплуатацию в 2012 г. «Мотор Сич» в Украине является одним из крупнейших производителей двигателей для самолетов и вертолетов во всем мире. В начале 2017 г. китайская компания Beijing Skyrizon Aviation приобрела 41% акций «Мотор Сич», но в сентябре 2017 г. украинский суд заморозил сделку по соображениям национальной безопасности.

Вячеслав Богуслаев, владелец «Мотор Сич», как сообщается, поддерживает китайских инвесторов, поскольку его компания отчаянно нуждается в новом капитале для модернизации и сохранения конкурентоспособности. Но Соединенные Штаты оказывают давление на Украину, чтобы заблокировать продажу оборонной компании Китаю.

Подобные случаи имели место и в других странах, где оборонные сделки с Китаем были сорваны из-за проблем национальной безопасности и давления США, особенно в Израиле. Соединенные Штаты опасаются, что китайские инвесторы могут украсть чувствительные технологии и передать их китайским военным. Так что это типичный случай стратегического соперничества и недоверия между США и Китаем.

– Китай назвал совместные учения двух авианосных группировок США в Южно-Китайском море «демонстрацией силы», которая не способствует миру и стабильности в регионе. Как Вы считаете, чем вызваны частые визиты американских военных кораблей и самолетов в регион?

– Это порочный круг и опасная ситуация. Соединенные Штаты обвинили Китай в агрессии в регионе и запугивании мелких претендентов на спорные острова в Южно-Китайском море. Во имя защиты своего суверенитета Китай расширил искусственные острова и построил взлетно-посадочные полосы на некоторых более крупных островах региона. Китай также оспорил и отклонил решение международного трибунала в пользу Филиппин в 2016 г.

Чтобы противостоять тому, что они воспринимают как китайскую агрессию, США проводят операции по «свободе судоходства», посылая военные корабли и военную авиацию в Южно-Китайское море. Китай осудил такую «свободу судоходства», назвав это «поигрыванием мускулами», которое не способствует миру в регионе. Пекин также критикует Вашингтон за вмешательство в азиатские дела и подливание масла в огонь в спорном регионе, на который США не претендуют.

Южно-Китайское море превратилось в опасную горячую точку, где военный конфликт между Соединенными Штатами и Китаем стал вероятным.

Сейчас приоритетом для обеих держав является деэскалация напряженности в ней. Переговоры, а не милитаризация, являются единственным жизнеспособным решением споров в Южно-Китайском море и в других местах.

– Статус Тайваня – это красная линия для Пекина. Если Тайвань объявит независимость, что будет делать Китай?

– Это сложный вопрос. Многие люди на Тайване считают, что Тайвань, или официально «Китайская Республика», уже независим, поэтому нет необходимости объявлять независимость. Согласно позиции Пекина, независимо от того, что говорит или делает Тайвань, Тайвань и материковый Китай являются частью одной и той же страны, что согласуется с Конституцией Китайской Республики и было основой сердечных отношений между сторонами Тайваньского пролива, когда Гоминьдан был у власти.

Если эта красная линия будет пересечена, Пекин будет вынужден принять меры, чтобы положить конец фактической независимости Тайваня – силой, если это необходимо. При всех политических, исторических, экономических и стратегических соображениях Коммунистическая партия Китая не может позволить Тайваню навсегда отделиться от Китая. Тем не менее, никто не хочет конфликта в Тайваньском проливе, поэтому с ситуацией нужно обращаться очень осторожно. Обе стороны также должны проявить творческий подход в поддержании мира через Тайваньский пролив и найти взаимоприемлемое решение этого вопроса.

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: