farida muminova

До праздника 30-летней годовщины обретения независимости Таджикистана остается ровно один год. О том, с какими результатами в экономике республика подходит к своему юбилею, с читателями нашего журнала поделилась сотрудник Института экономики и демографии Академии Наук Таджикистана, кандидат экономических наук Фарида Муминова.

- Уважаемая Фарида Махмудовна! Таджикистан приближается к 30-летию независимости. Как бы Вы охарактеризовали основные изменения в макроэкономике за эти годы?

- Прежде всего, важно подчеркнуть, что к этой дате страна в институциональном плане подходит с солидным опытом, извлеченными уроками, и «багажом» формирования механизмов управления экономикой. На протяжении всего периода суверенного развития ключевой целью консолидированных действий всех структур является снижение бедности и повышение уровня жизни населения страны. Эта цель достигалась за счет различных источников роста, которые менялись на различных этапах развития страны.

Таджикистан унаследовал со времен Советского Союза экономику, ориентированную, в основном, на производство сельскохозяйственной продукции. Страна также обладала определенной индустриальной базой. В 1991 году сельскохозяйственное производство обеспечивало 36,6% ВВП, промышленность - 25,4%. Несмотря на относительно развитый сельскохозяйственный сектор, экономика зависела от поступлений ГСМ и ряда продовольственных товаров.

Концептуальные изменения в макроэкономике связаны с созданием предпосылок и развитием механизмов для устойчивого развития страны в формате малой открытой экономики, задействованием рыночных стимулов роста.

- Что произошло в Таджикистане в результате распада СССР?

- Поскольку промышленность республики являлась частью промышленного комплекса Советского Союза, его распад нарушил отношения между традиционными поставщиками и заказчиками. За исключением электроэнергетики, во всех отраслях промышленности имело место резкое сокращение объемов производства, особенно в обрабатывающих подсекторах отрасли.Падение ВВП в республике было одним из самых значительных в бывшем СССР и самым глубоким среди стран Центральной Азии. Поэтому реформирование экономики страны стало объективной потребностью и необходимостью. С этой целью с принятием и реализацией целого ряда национальных и отраслевых программ развития были осуществлены структурные реформы в жизненно важных направлениях и отраслях. Были созданы и прошли этап первичной адаптации базовые рыночные структуры, составляющие каркас экономической организации общества и основу для дальнейшего развития.

- Когда удалось восстановить объем ВВП и насколько изменилась его структура?

- Докризисные объемы ВВП восстановились в 2013 году. Но, конечно, сравнивать их объемы следует не только чисто в цифровом плане, так как изменилась сама экономика, ее структура, движущие силы и ключевые участники. В течении последних 20 лет происходило восстановление и развитие экономики Таджикистана. Принятые меры по обеспечению макроэкономической стабилизации позволили снизить дефицит бюджета, размер внешнего долга и темпы инфляции. За период 1998 – 2018 годов дефицит бюджета снизился с 3,7% до 0,5% к ВВП, внешний долг - с 68,9% до 38,9%, инфляция - с 43% до 5,4%.

Доля бедного населения также существенно снизилась - с 83% в 1999 году до 27,4%. Все большая направленность действий связывалась с созданием условий для роста уровня жизни населения страны. В среднем, темпы экономического роста более чем в 2,5 раза превышали темпы роста численности населения, что сказывалось на росте уровня жизни в стране.

Структурные преобразования экономики обеспечили рост доли негосударственного сектора в промышленности с 26,3% в 1998 году до 91,3% в 2018 году, в общей занятости - с 57,3% до 80%. Относительно высокие темпы экономического роста достигались не только в условиях благоприятных внешнеэкономических условий развития, но и в не совсем благоприятных условиях. Примером тому, темпы роста ВВП в 2009 году, а также в 2015 году.

В целом, ключевыми источниками роста экономики за 20 лет развития были - экономическая либерализация, в первую очередь, проведение реформ в реальном и социальном секторах экономики, поддержки предпринимательства и частного сектора, благоприятная внешняя конъюнктура, и объемы денежных переводов, которые усиливали внутренний спрос. За этот период значительно выросли объемы производства в сфере услуг и сельском хозяйстве, строительстве и промышленности. Говоря о макроэкономической политике, стоит подчеркнуть, что она была направлена на сохранение баланса между социальной поддержкой населения и стимулированием роста отраслей экономики страны.

dop5

- Но, в динамике, правильно ли я понимаю - процесс реформ запущен, есть результаты, и поставлены новые цели и задачи?

- Да, безусловно. В республике есть стратегическое видение перспектив и задач развития экономики. В рамках реализации Национальной стратегии развития на период до 2030 года обозначен круг новых задач, связанных с повышением конкурентоспособности, диверсификации и индустриализации экономики. А в социальной сфере поставлена цель обеспечить переход в группу стран со средним уровнем доходов, с высоким уровнем человеческого развития. Причем долгосрочное национальное целеполагание увязано с глобальными Целями устойчивого развития. Конечно, это другая, и количественно, и качественно более высокая «планка» развития, которую важно преодолеть. И для этого необходим «рывок».

- Судя по ряду показателей, Таджикистану удается справляться с влиянием российского экономического кризиса, вызванного двукратной девальвацией рубля и введением в 2014 году санкций против России. За счет чего удалось смягчить негативное развитие ситуации в республике?

- Прежде всего, важно подчеркнуть, что в ответ на вызовы 2014 - 2015 годов Правительством страны был принят План мероприятий по предотвращению воздействия возможных рисков на национальную экономику, в рамках которого мониторинг макроэкономической ситуации сопровождался действиями в направлении обеспечения стабильности развития экономики. При этом вектор направленности действий был многогранным, охватывая ключевые механизмы регулирования развития экономики страны.

Ситуация 2014 - 2015 годов для республики осложнилась не только со снижением денежных переводов, но и снижением мировых цен на экспортируемые товары. В результате этого последовала цепочка последствий – бюджетные сложности, значительные колебания валютного курса, уязвимость финансового сектора экономики.

С уменьшением объемов и стоимостиденежных переводов в семьях снизился спрос на услуги и непродовольственные товары, увеличилось предложение рабочей силы как внутри страны, так и на иностранных рынках труда. Понятно, что зависимость от денежных переводов нужно снижать, в том числе путем создания продуктивных рабочих мест в стране. Но, сразу переориентировать занятость не менее 10% трудоспособного населения страны, занятого или пытающегося трудоустроиться на внешних рынках, в том числе в России, на занятость в стране – сложная задача, поскольку очень долго домохозяйства, особенно в сельской местности, связывали свои перспективы с трудовой миграцией.

Добавлю, что усилия в направлении изменения ситуации осуществлялись и до 2014 года, но сложившаяся ситуация четче обозначила настоятельную необходимость более высоких темпов в расширении продуктивной занятости в стране и в формировании конкурентоспособной рабочей силы. В тоже время, были предприняты меры по трудоустройству возвращающихся трудовых мигрантов, например, путем активизации общественных работ, укреплением потенциала региональных служб занятости. Это несколько смягчило ситуацию напряженности на рынке труда, но и поток возвращающихся мигрантов не был столь значительным, как ожидалось – видимо, некоторые наши трудовые мигранты выбрали «выжидательную стратегию», оставаясь на внешних рынках труда и надеясь на быстрое восстановление благоприятных условий на этих рынках.

В тоже время, важно подчеркнуть, что конечно, проблема трудовой миграции многогранна, важны как проактивные действия в направлении создания рабочих мест в стране, так и меры повышающие конкурентоспособность и защиту, в том числе на внешних рынках.

В рамках осмотрительной налогово–бюджетной политики республике удалось обеспечить сбалансированность бюджета и защиту социальных расходов, которые составляют почти 50% расходов. По итогам 2014 и 2015 годов бюджет все-таки был исполнен, и даже с небольшим профицитом. Но, при этом были задействованы механизмы по сжатию расходов (на не менее 10%) и фискальному обеспечению поступлений. Конечно, на мой взгляд, данные меры больше были направлены на «снятие симптомов» не устойчивости и потенциально не носили фундаментального/принципиального «лечения»/решения задачи обеспечения устойчивости бюджета, в том числе в условиях не устойчивости внешней среды. Понятно, что размеры государственного бюджета должны быть адекватны масштабу стоящих перед страной задач и налоги должны выполнять не только фискальную, но и стимулирующую функцию.

- Существуют ли какие-то стандартные механизмы увеличения рабочих мест на внутреннем рынке труда?

- Принципиально, решить задачу роста продуктивных рабочих мест в стране нужно через укрепление потенциала частного сектора. И здесь важен пакет взаимосвязанных действий по формированию «интереса» частного сектора в создании устойчивых, продуктивных рабочих мест.

При этом важно просчитать, насколько и как скоро, например, упрощение налоговой системы и снижение ставок налогов будет способствовать расширению и легализации частного бизнеса. Но, конечно, не только налоговая политика способствует динамизму роста продуктивных рабочих мест.

dop

- Насколько, на Ваш взгляд, сегодняшний Таджикистан устойчив в вопросах продовольственной безопасности?

- Обеспечение продовольственной безопасности возведено в ранг стратегического приоритета и является объектом систематического мониторинга. В разработанной Национальной стратегии развития на период до 2030 года, принцип превентивности наряду с курсом на индустриализацию и инновации был обозначен в качестве основного. Реализации программ Национальной стратегии предполагает упреждающие управленческие решения. Высокие темпы экономического роста позволили снизить долю населения, проживающего в условиях крайней нищеты (с 36% в 1999 году до 11,8% в 2018 году), и эта тенденция к понижению медленно, но продолжается. Поставлена задача до 2030 года полностью решить проблему крайней нищеты.

Существенно возросло внутреннее производство продовольствия, чему способствовали политические меры, институциональные реформы и инвестиции, проводимые в рамках национальных и отраслевых программ развития. Зависимость от импорта пшеницы ослабевает, но все еще сохраняется (на момент обретения независимости импортировалось почти 90% пшеницы, сейчас менее 50%). Страна пока зависима от импорта животноводческой и молочной продукции. Доля расходов домохозяйств на продовольствие в общих расходах снизилась с 79,3% (1998 год) до 52,4% (2018 год), но остается высокой. Поставлена задача к 2030 году за счет роста доходов и производства продовольствия снизить эту долю расходов до 42 - 40%.

Понятно, что самая сложная ситуация - в группе населения с самыми низкими доходами. Даже в благополучные годы удельный вес затрат на питание в этой группе остается высоким - затраты на продукты питания достигают не менее 60% их бюджетов, соответственно любое понижение доходов или роста цен имеют серьёзные последствия для таких семей. Понятно, что семьи с высокими доходами, как правило, потребляют более качественные и дорогие продукты питания, а семьи с низкими доходами, наоборот, менее качественные и дешевые. Но, для любой группы потребителей безопасность продовольственных товаров должна быть обеспечена. И конечно, механизмы социальной защиты должны играть важную роль в обеспечении и стабилизации продовольственной безопасности для бедных домохозяйств и доступа к основным услугам, таким как образование и здравоохранение.

Потребление продовольствия на душу насе­ления растет (особенно продукции растениеводства), но по некоторым продуктам рекомендованные рациональные нормы потребления пока не достигнуты. Уровень потребления пока особенно низок по молоку, мясопродуктам, фруктам и сахару. В перспективе при сохранении объемов и структуры производства продовольственных товаров, если не повышать урожайность и посевные площади, нехватка фруктов и продукции животноводства еще более усугубится. В этих условиях актуален оперативный мониторинг состояния продовольственной безопасности в стране и в первую очередь — экономического доступа к продовольствию по территориям, группам населения с разными доходами.

- На что в этой связи повлияют высокие темпы прироста населения в стране?

- Ожидается, что рост численности населения с 2018 по 2030 год составит примерно 2,3 миллиона человек, доля населения трудоспособного возраста составит 61%, рост доходов не менее чем в два раза, что вследствие изменяющегося образа жизни и поведенческих стереотипов повлечет существенный рост спроса на продовольствие. Все это потребует корректировки программ продовольственной безопасности страны в средне- и долгосрочной перспективе. При этом, достижение поставленных задач должно быть увязано с решениями проблем некоторого сокращения водообеспечения (вследствие климатических изменений), ухудшения качества земли, недостаточной эффективности и продуктивности сельскохозяйственного производства, недостаточно эффективной работы институтов аграрного сектора. Не исключено также, что придется учитывать тенденции роста цен на продовольствие на мировых рынках в связи с растущим спросом на него и сокращением предложения, вызванным климатическими изменениями.

- Что будет нужно предпринять в этих новых условиях?

- Основными инструментами решения этих проблем являются - повышение урожайности сельскохозяйственных культур за счет внедрения интенсивных методов ведения сельскохозяйственного производства и расширение посевных площадей, а также и более четкое обоснование специализации регионов республики в области сельскохозяйственного производства, формирование продовольственных кластеров. Весьма важным, на мой взгляд, останется лозунг «кадры решают все».

Необходимость одновременного количественного роста устой­чивой занятости и роста производительности труда станет для Таджикистана основным вызовом развития в сфере труда в дол­госрочном периоде. В обозримой перспективе республике будет важно воспользоваться демографическим окном возможностей с акцентом на качество человеческого капитала. Это окно будет открытым достаточно продолжительное время. В период между 2018 и 2050 годами доля детей и подростков до 14 лет, сегодня составляющая около 36%, будет снижаться примерно до 30%. Средняя продолжительность жизни населения будет расти, произойдет рост численности пожилого населения. Как ожидается, рост доли трудоспособного населения в ближайшие несколько лет не осложнит экономическую ситуацию, а напротив – может создать благоприятные демографические условия для экономического роста. Это может оказать влияние на рост доходов и снижению бедности, так как способствует увеличению налоговых поступлений. Вероятность получения демографического дивиденда в Таджикистане будет напрямую связана с наращиванием нынешнего и будущего потенциала детей, подростков и молодежи, а также с формированием эффективной системы социальной защиты пожилого населения.

dop2

- По оценкам Всемирного Банка, текущая модель роста экономики обеспечила высокие темпы роста ВВП, но сохранить высокий уровень роста экономики становится все труднее. Какие пути коррекции экономической политики таджикские ученые предлагают руководству страны?

- В экономике все взаимосвязано, соответственно важно соблюдать все пропорции - финансовые, отраслевые и инфраструктурные. Монетарная политика должна обеспечивать финансовую стабильность, а экономическая политика - создавать устойчивые рабочие места. Поэтому спектр предложений по коррективам экономической политики достаточно разнообразен.

Основные направления экономических реформ необходимо закреплять на законодательном уровне. Институциональные реформы - важно не просто продолжать, обеспечивая преемственность действий, но и обеспечить качество исполнения, внедрение широкого межотраслевого и межведомственного взаимодействия государственных органов, институтов гражданского общества и субъектов предпринимательства. И все это взаимосвязано и должно опираться на консолидацию действий – очень важно, чтобы «видение» и «воплощение» реформ было скоординированным и единым (то есть важна командная работа, понимание, ответственность и устремления которой «работают» в одном - созидательном направлении, когда безусловен приоритет общественных интересов).

Как представитель исследовательской структуры, не снимаю ответственность с аналитических структур и мозговых центров – их полноценная аналитика должна быть более масштабной и более глубокой, поскольку в системе принятия управленческих решений чрезвычайно важен анализ сценариев и эффектов, разрабатываемых и реализуемых мер экономической политики с применением современных инструментов экономического моделирования.

- С начала 2017 года республика испытывает дефицит наличной валюты. С чем это связано и что можно ожидать банковской и финансовой сфере в обозримом и более отдаленном будущем?

- Некоторый дефицит наличной валюты может быть обусловлен как ростом спроса на нее в результате, например, расширения торгового предпринимательства или роста производственной активности, сопровождаемые импортом инвестиционных товаров, так и снижением предложения - за счет снижения притока валюты по переводам или по экспорту товаров и услуг. На мой взгляд, росту ажиотажного спроса на наличную валюту росту цены на наличность способствовала относительно высокая волатильность (изменчивость) на наличном валютном рынке и ожидания 2015 - 2016 годов, что курс доллара будет существенно повышаться.

Для перелома сложившейся тенденции необходимы время и, конечно, усилия в направлении устойчивого снижения волатильности на наличном валютном рынке. И спектр направленности действий не столько обширен, сколько взаимосвязан – от обеспечения макроэкономической устойчивости, инвестиционной привлекательности до финансовой устойчивости и грамотности. Сейчас очень важно возвести в приоритет развитие финансового сектора и внедрение современных технологий, в том числе в корпоративном управлении финансовыми учреждениями. При этом, очень важно формирование проактивного надзора, который работал бы на своевременное выявление проблемных финансовых организаций. Но, и конечно, важны механизмы реальной защиты интересов клиентов этих организаций, которые вкупе с другими инструментами работали бы на постепенное восстановление доверия к финансовым услугам и продуктам.

- Руководство Таджикистана уже более 6 лет изучает плюсы и минусы от вступления республики в Евразийский союз. Ряд экспертов считает, что эффект от вступления Таджикистана в ЕАЭС будет невелик, поэтому спешить с принятием решения не стоит. Каково Ваше мнение на этот счет?

- Этот вопрос муссируется очень часто, особенно со стороны СМИ. Интеграционные процессы балансируют на стыке политики и экономики. И конечно, тщательные оценки помогут принять правильные решения. В то же время, аналитические разработки вносят и могут усилить «звучание» некоторых предпосылок, условий и механизмов развития интеграционных процессов в целом, и, конечно, в рамках Евразийского экономического союза.

dop3

- По объемам инвестиций в экономику Таджикистана Китай является лидером и уже давно обошел Россию. Нет ли опасности, что экономика Таджикистана попадет в зависимость от такого крупного соседа?

- Все страны – соседи, как правило, находятся в значительной зависимости друг от друга в области торговли, транспортных сообщений, водных и энергетических систем и экологии. Поэтому успешное региональное экономическое сотрудничество является условием и фактором обеспечения стабильности и роста, обеспечения безопасности и конкурентоспособности. И Таджикистан, и Китай заинтересованы в развитии своей инфраструктуры и развивают сотрудничество в этом направлении. При этом основные совместные усилия направлены на развитие транспортной и энергетической инфраструктуры Таджикистана. Инвестиции Китая в инфраструктуру Таджикистана в рамках льготного кредитования занимают 99,5% всей помощи страны и направляются, главным образом, в развитие энергетики и транспорта. Начиная с 2018 года, поддержка реализации инфраструктурных проектов в Таджикистане осуществляется также со стороны Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

В период 2007 – 2017 годов среднегодовые расходы на строительство объектов инфраструктуры составляли 8,3% ВВП, что выше среднемирового уровня (4,7%), но и их было недостаточно для ускоренного развития. Инвестиции в энергетику и транспорт показывают большие мультипликаторы. За период 2007 - 2017 годов на 1% прироста инвестиций в инфраструктуру за счет всех источников финансирования приходится 1,6% прироста добавленной стоимости в экономике.В тоже время, инфраструктурные отрасли способствовали росту занятости и производительности в других отраслях. Но, конечно, очень важно содействие фискальной стабильности и безопасности ситуации с внешними заимствованиями финансовых ресурсов.

- В 2016 году в Таджикистане разработана Национальная стратегия развития Республики Таджикистан на период до 2030 года. В 2016 – 2017 годах многие эксперты выразили сомнение в том, что за 14 лет удастся найти 118 миллиардов долларов. Насколько можно оценить результаты ее выполнения в первые три года, требуемых финансовых ресурсов может не хватить. Может ли, на Ваш взгляд, потребоваться коррекция этого документа?

- Здесь важно подчеркнуть, что Национальная стратегия развития поставила весьма амбициозные задачи, реализация которых предусматривает переход к новой модели роста. При этом, преемственность действий будет обеспечиваться за счет анализа продвижений на каждом этапе реализации Стратегии. Технический мониторинг достижений с аналитическим сопровождением «удач» и «вызовов» развитию должен обеспечивается ежегодно. Реализация программ стратегии будет зависеть от должного финансового обеспечения – как в рамках бюджетных ресурсов, так и частных и внешних инвестиций, потенциал, возможности и отдача, от которых должны возрасти на порядок. Так, например, если объем частных инвестиций сейчас оценивается на уровне не более 6 - 7% к ВВП, то к 2030 году он должен возрасти до 25% к ВВП.

При этом «планка» качества управления, результативности и потенциала роста должна постоянно повышаться. В этом направлении, на мой взгляд, важна координация действий всех ветвей власти. Мне видится это как игра оркестра, где важно «правильное звучание» всех инструментов для исполнения единой симфонии, или как игра футбольной команды, когда важны консолидированные усилия и мастерство в борьбе за лучший результат.  

В настоящее время динамизм изменений в мировой экономике стремителен. Сейчас мы находимся на этапе оценки продвижений в рамках первого среднесрочного этапа реализации Национальной стратегии - в рамках среднесрочной программы развития на период до 2016 – 2020 годов. От результатов этого этапа развития во многом будет зависеть направленность и активность действий на последующие года. Поэтому предлагаю вернуться к обсуждению этого аспекта чуть позже.

- Абсолютно с Вами согласен. Спасибо за интересное интервью.

Андрей ЗАХВАТОВ

Источник: журнал "Иктисодчи", № 01 (28), сентябрь-октябрь, 2020  

А также читайте: