farhod kalonovПолгода Фарход Калонов и трое других его сослуживцев -  21-летний Меродж Шодиев из района Рудаки, 20-летний Туйчибой Нурбоев из Пенджикента и 24-летний Сиродж Давлатов из Кумсангира провели в плену у Талибан на территории Афганистана.  При помощи правительстве Катара, 11 июня пограничники были освобождены и  благополучно  возвращены на родину. Трое сослуживцев уже приступили к продолжению несения службы, Фарход Калонов, чей срок службы к моменту попадания в плен должен был закончится через месяц, вернулся в родительский дом.

В видео-интервью радио Озоди Фарход Калонов рассказал о пережитом в плену у вооруженных боевиков.

Озоди: Мы поздравляем вас с возвращением. Расскажите, пожалуйста, как все произошло?

Фарход Калонов: В тот день (17 декабря 2014 года) мы пошли собирать хворост. Оружия при нас не было. Мы находились близко к границе, но поодаль от войсковой части. Это произошло примерно в послеобеденное время. Нас неожиданно со всех сторон окружили вооруженные люди в масках. Мы спросили их в первую очередь: кто они и что от нас хотят? Они сказали, что сейчас мы должны отправиться с ними в Афганистан, там есть одно дело, а после вернемся сюда. Мы немного перепугались. Угрожая оружием, они приказали нам следовать к речке. Посадили нас на огромный резиновый баллон и переправили на противоположную сторону границы. Когда добрались до берега, потребовали от нас позвонить своим командирам. Мы позвонили и те попросили боевиков не убивать нас. Они ответили, что не убьют нас и освободят уже завтра утром. Но так прошло шесть месяцев. Одному богу известно, что  нам пришлось пережить. Мы не верили, что сможем вернуться живыми и здоровыми.

Озоди: Как вы поняли, что это были  талибы?

Фарход Калонов: Мы и не знали, что в этой зоне действуют талибы. Конечно, о

Фарход Калонов отвечает на вопросы Шахло ГулходжаФарход Калонов отвечает на вопросы Шахло Гулходжа

них всегда говорили – кто они и чем занимаются. Сперва они отвели нас в один дом и начали допрашивать. Несмотря на то, что они взяли нас на нашей территории границы, те утверждали, что мы проникли на их территорию. Спорить с ними было бесполезно. В комнате, где держали нас, не было света. Дверь запиралась на замок, нас охраняли 4 вооруженных людей, которые постоянно сменяли друг друга.  Конечно, в самом Афганистане были люди, которые хотели нам помочь бежать из плена, мы тоже очень хотели бежать, но они очень чутко охраняли нас. Ночью обычно переправляли нас в другое место. Ежемесячно меняли место нашего ночлега и мы не знаем до сих пор, где именно нас держали. У нас совершенно не было возможности приблизиться к берегу реки. Вначале всех нас держали вместе, и уже через две недели разделили на 2 группы и держали в разных местах. Мы совершенно не знали, что на родине предпринимаются попытки ради нашего освобождения. Вначале мы поникли и уже не надеялись на освобождение, а когда узнали о том, что все, начиная с самого президента, стараются высвободить нас, мы воспряли духом.

Озоди: А как вам об этом стало известно? Вы как-то получали информацию? 

Фарход Калонов: Должен сказать, что один раз каждые полмесяца они давали нам телефон, чтобы мы могли связаться с домом. Моя мама все время плакала, когда говорила со мной. Мне тоже было очень тяжело и я старался не рассказывать ей всю правду, потому что боялся за нее. Я постоянно уговаривал ее, что все хорошо, что с нами хорошо обращаются. Мама рассказывала, что власти делают все ради нашего освобождения и даст бог, благополучно вернетесь домой. Когда я слышал это, то понимал, что еще не все потеряно, что я кому-то нужен, что за мной стоит моя родина, мой президент и с его помощью я обязательно вернусь к родителям. Но ранее, еще на второй или третий день плена, сами боевики дали нам послушать радио, по которому сообщалось о нашем плене. О нашем плене рассказывало какое-то радио в Афганистане и радио Озоди, мы сами слышали это. Но после этого мы больше не имели доступа к информации.

Озоди: Как они обращались с вами? Вас обижали? Как кормили?

Фарход Калонов: Несмотря на то, что никто не поднял и руки на нас, условия нашего содержания были хуже, чем насилие.  За полгода, что мы были в плену, мы ни разу не видели дневного света. Когда мы спрашивали их о том, когда нас освободят или вообще, любую мелочь, то получали короткий и очень грубый ответ.  Им не позволялось разговаривать с нами. Я постоянно боялся того, что они в любой момент могут расстрелять нас. Я за эти полгода забыл, что такое сон, не знал, день ли дворе или ночь. Еда была тоже не ахти. Каждое утро давали немного чая с лепешкой, в обед немного горячей еды. Иногда я не понимал, что мы едим. Я заболел и слег, и они как-то принесли лекарства, которые немного помогли мне.

Озоди: Мы так и не поняли зачем вас взяли в плен и что стало причиной вашего освобождения?

Фарход Калонов: Честно сказать, мы тоже так и не поняли, с какой целью они нас взяли в плен. Дело в том, что они, общаясь друг с другом, все время говорили на пушту, а когда мы обращались к ним, то они отвечали на дари. Я до сих пор не знаю, почему нас взяли. Знаю лишь то, что за неделю до нашего освобождения, они объединили нас вновь и сообщили, что собираются освободить нас через 7 дней. Они так и сделали и спустя неделю передали нас представителям Таджикистана. Мы вернулись на родину на машине. Я хочу поблагодарить за свое освобождение нашего президента, который дал мне возможность вновь обнять родителей. Три дня, как я нахожусь с родителями и еще не до конца пришел в себя, я еще не до конца верю в то, что нахожусь на родной территории.

Озоди: Чем собираетесь заниматься?

Фарход Калонов: Еще не знаю. Мама хочет женить меня.

Озоди: Вы уже знаете, с кем хотели бы создать семью?

Фарход Калонов: Еще до армии была девушка, которая мне приглянулась. А когда я попал в плен, она, не поверив в мое освобождение, вышла замуж за другого. Я немного огорчился, конечно, но, надеюсь, что для меня найдется достойная пара.

Источник: Радио Озоди

А также читайте: