fin integra

К 2025 г. в Евразийском союзе должен заработать общий финансовый рынок. Работа над этим уже ведется: члены союза готовят соглашения о свободном обращении ценных бумаг, стандартизированной лицензии, а также о создании наднационального органа по регулированию финансового рынка ЕАЭС. При этом граждан Союза продолжает волновать вопрос, означает ли единый финансовый рынок также единую валюту и Центробанк. Какие планы на этот счет заложены в основополагающем документе ЕАЭС, и можно ли обойтись без валютной интеграции при строительстве экономического союза, в интервью «Евразия.Эксперт» разобрал главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Вячеслав Додонов.

– Вячеслав Юрьевич, создание наднациональной валюты и наднационального Центробанка ЕАЭС не уходит из повестки дня, хотя и обсуждается лишь на уровне теории. На ваш взгляд, к чему приведет ли такой шаг?

– С момента создания ЕАЭС и даже ранее, с момента создания Таможенного союза, этот вопрос не стоял в повестке дня. Его туда искусственно проталкивают извне, как горячую тему, как острый информационный повод, по каким-то другим, далеким от реальной интеграции, мотивам. А в повестке интеграции ни создание общей валюты, ни наднационального Центробанка не стояли по одной простой причине – ни то, ни другое не предусмотрено уставными документами ЕАЭС.

В базовом документе Союза – Договоре о создании ЕАЭС – наднациональная валюта не предусмотрена. Более того, статья 64 договора определяет «проведение экономической политики, направленной на повышение доверия к национальным валютам государств-членов, как на внутреннем валютном рынке каждого государства-члена, так и на международных валютных рынках».

Таким образом, в Договоре прописано стремление к укреплению национальных валют.

Что касается так называемого общего Центробанка, то тем же договором предусмотрено создание, цитирую статью 103, «наднационального органа по регулированию финансового рынка». Вопрос о функциях и полномочиях этого органа открыт, но это не Центральный банк. Это орган, который будет заниматься координацией финансовой политики, анализом законодательства стран на предмет их соответствия международным стандартам, сотрудничать с международными финансовыми организациями, и прочее. То есть, у этого органа, даже название которого пока не определено, не будет ключевых функций центрального банка ни в части эмиссии валюты, ни в части финансового надзора, ни в части реализации денежно-кредитной политики. Это не «центробанк ЕАЭС», а скорее, орган, который должен будет способствовать формированию и функционированию общего финансового рынка союза.

– Зачем вообще интеграционным объединениям единые валюты? Если идея наднациональной валюты в ЕАЭС предлагается по подобию Евросоюза, то каковы шансы ЕАЭС использовать опыт Европы в самом эффективном виде?

– Это очень сложный вопрос. Когда в 90-е годы начались процессы глобализации и регионализации, стали создаваться многочисленные региональные объединения. Во многих из них предполагался выход на создание монетарных союзов и общих валют, как высшей стадии экономической интеграции. Но эти проекты оказались нежизнеспособными, поскольку у такой формы интеграции очень много издержек, побочных эффектов. Поэтому единственным примером такой валюты остался евро.

При этом, несмотря на мощный и долговременный фундамент европейской интеграции, внедрение общей валюты шло трудно, и до сих пор целесообразность евро вызывает ряд серьезных вопросов.

При этом в случае евро существуют и значительные выгоды от его введения – реальная экономия на трансакционных издержках для участников взаимной торговли в рамках ЕС, на которую приходится порядка 2/3 всей внешней торговли. Это очень большие объемы и, соответственно, значительные выгоды от отказа от необходимости конвертации при расчетах.

Кроме того, выгода евро в том, что общеевропейская валюта выходит на роль второй ведущей резервной валюты мира и прямого конкурента доллара США с рядом различных положительных последствий от этого статуса. Но в случае небольших региональных экономических объединений таких выгод может не быть, поскольку основной объем внешней торговли останется приходящимся на третьи страны и потребность в иностранной валюте сократится очень незначительно. На статус мировой резервной валюты также претендовать не получится, тогда как минусы, связанные с общей валютой, остаются.

– Если рассуждать о возможном создании единой валюты ЕАЭС теоретически, то как после ее введения сделать сотрудничество максимально выгодным для всех стран-участниц ЕАЭС? Где должен располагаться эмиссионный центр, чтобы вся эта затея не привела к созданию очередного рычага давления на партнеров?

– Я не думаю, что нам доведется рассуждать об общей валюте в практической плоскости. Таких планов нет, издержки ее введения слишком многочисленны и перевешивают плюсы.

Уже ваша постановка вопроса о «создании очередного рычага давления» хорошо иллюстрирует эту проблему. Если все партнеры видят в этом гипотетическом финансовом инструменте только способ «давления», зачем его вообще обсуждать?

Но если все же рассуждать теоретически, то я бы в рамках такого рассуждения отметил, что помимо общей валюты, аналогичной евро, есть теоретическая возможность создания наднационального финансового инструмента для реализации международных проектов, аналогом которого можно считать SDR (Специальные права заимствования) МВФ или существовавший до евро ECU (Европейская денежная единица). Это инструмент, который не является деньгами в полной мере, выполняя лишь часть их функций, и не предполагает отказа от национальных валют.

Гипотетически такой инструмент мог бы эмитировать надгосударственный орган союза, тот самый, о котором шла речь в первом вопросе. Но для этого нужна очень большая подготовительная работа и, более того, я не считаю, что такой финансовый инструмент вообще нужен. Потому что можно обойтись и национальными валютами в целях сотрудничества в рамках ЕАЭС.

– Каковы перспективы и ожидания от создаваемого до 2025 г. единого финансового рынка ЕАЭС, если и сейчас в странах-участницах беспрепятственно работают финансовые институты стран Союза и проблем с движением капитала и инвестиций нет?

– Я думаю, что простор для работы в этом направлении все же есть. И формат работы финансовых институтов (например, местные дочерние структуры или филиалы зарубежных организаций), и возможности для потребителей финансовых услуг, и отличия в налоговых режимах в зависимости от статуса резидента, и другие аспекты пока что не позволяют говорить о наличии полноценного общего рынка капитала, который предусмотрен Договором о создании ЕАЭС, поэтому эта работа и ведется. Необходимо устранить имеющиеся препятствия для свободного перемещения капитала, услуг финансового характера, обеспечить равный статус резидентов из стран союза на всех рынках в других странах и так далее.

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: