a b

Развитие отношений между двумя соседними странами, Таджикистаном и Узбекистаном, создало благоприятную почву не только для экономического развития обеих стран, но и для научного сотрудничества. Именно благодаря восстановлению научных связей таджикские исследователи получили доступ к архивам и рукописям, хранящимся в библиотеках города Ташкент. В этой связи следует отметить, что наши исследователи получили доступ к публицистическим произведениям и печатным изданиям начала XXI века.

Мы побеседовали с Кироншох Шарифзода, исследователем в области журналистики, который в последние годы занимается сбором и исследованием разрозненных экземпляров первой таджикской газеты «Бухорои Шариф» («Священная Бухара»), по поводу его последних исследований и поисков этой исторической таджикской газеты во время его визита в Узбекистан.

Кироншох Шарифзода – учёный, преподаватель факультета журналистики Таджикского национального университета. Вот уже много лет он занимается изучением истории таджикской прессы, его по праву считают легендой таджикской печати при жизни. Его знают и уважают как известного журналиста-ученого не только в Таджикистане, но и за рубежом.

- Муаллим, как исследователь в области журналистики, как вы оцениваете развитие таджикско-узбекских отношений?

- Отношения между Республиками Таджикистан и Узбекистан в период независимости претерпели трансформацию, став несколько противоречивыми. Если в начале независимости отношения между двумя странами были хорошие: дороги были открыты и люди могли свободно ездить туда и обратно, то в следующие 17 лет они серьезно охладели, и это, в первую очередь, навредило людям.

Таджики и узбеки многие столетия жили в одном регионе, причём всего век назад они даже не были отдельными государствами, то есть эти два народа были связаны родственными отношениями. Не зря говорили, нет ни одного таджика, который не знает узбекского языка или нет узбека, не понимающего таджикского языка. Хотя формально этот факт наблюдался редко, но всё же отношения между двумя народами были очень крепкими. Но, к сожалению, в течение 17 лет был период, когда между двумя республиками был введён визовый режим. Это, конечно же, нанесло серьезный ущерб жителям приграничных районов. Более того, это также наложило негативный отпечаток на экономические и культурные отношения.

К счастью, с приходом к власти нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева отношения приобрели иной характер. В потеплении взаимоотношений между двумя странами также важную роль сыграл Президент нашей страны Эмомали Рахмон. Сначала отношения начались как между двумя понимающими соседями, а затем состоялись взаимные визиты глав государств, что еще больше укрепило наши культурные и экономические связи. Конечно, это признак того, что два соседних государства уже вступают в процесс стратегических отношений, к чему удается прийти далеко не всем соседствующим государствам.

- А разве для исследователей и учёных границы тоже были закрыты?

- Да, естественно, границы были закрыты для всех. Тогда не имело значения кем ты являешься: ученым, исследователем или кем-то другим. Поэтому было трудно получить доступ к научным и историческим источникам. Хотя торговые и культурные связи, пусть и не на высоком уровне, но всё же поддерживались, однако у ученых и исследователей не было такой возможности.

- Скажите, до открытия границ и потепления отношений между государствами, обращался ли кто-либо из соответствующих органов Таджикистана в архивы Узбекистана за тем, чтобы получить доступ к архивам газеты «Бухорои Шариф»?

- По поводу официальных обращений не знаю, но в записях таджикских учёных и исследователей упоминается о том, что было много обращений при помощи СМИ по поводу предоставления доступа и копирования наших первых изданий, которые сохранились в архивах других стран, в частности, в Республике Узбекистан.

- Скажите, откуда вы узнали, что в Национальной библиотеке Узбекистана сохранились оригиналы газет «Бухорои Шариф»?

- Об этом неоднократно писали таджикские исследователи, в том числе Иброхим Усмонов, Абдухолик Набави, Пайванд Гулмуродзода, Усмонджон Гаффоров. Кроме того, я слышал об этом от наших коллег из Бухары и Ташкента.

В августе 2018 года я был проездом в Ташкенте и, чтобы прояснить для себя ситуацию, зашел в Национальную библиотеку Узбекистана. Узнав о том, что я являюсь гостем, в библиотеке на основании паспорта мне выписали пропуск. Воспользовавшись случаем, я обошёл все читальные залы. Меня сопровождал гид, который был очень любезен. Он проводил меня в Отдел рукописей, где я нашёл стопку газет «Бухорои Шариф». Но это было неполное собрание. По своему опыту работы в библиотеках я знаю, что полный пакет периодических изданий хранится в двух экземплярах, один для читателей, другой для исследователей в другом зале. Мне, как исследователю, было важно увидеть и пролистать полное собрание нашей первой национальной газеты «Бухорои Шариф», о чем я сообщил заведующему отделом рукописей.

Мне объяснили, что, согласно их уставу, я должен предоставить официальное письмо с места работы. Именно с этим намерением я обратился к тогдашнему ректору университета, а сейчас экс-министру образования и науки Республики Таджикистан, академику Мухаммадюсуфу Имомзода, который благосклонно отнёсся к моей просьбе и, написав официальное письмо директору Национальной библиотеки Узбекистана, отправил меня на 5 дней в командировку в Ташкент. Это было в конце 2018 года, тогда я 3 дня провел в библиотеке, занимаясь чтением и копированием.

Согласно составленному плану, сначала я пролистал и пронумеровал страницы «Золотого собрания» газеты «Бухорои Шариф» и увидел, что там есть все номера газеты, кроме одного. Кроме того, нам удалось скопировать еще 53 выпуска в формате PDF. Позже, во время научной конференции, посвященной Дню прессы, которая состоялась у нас на факультете, я презентовал перед участниками эти экземпляры и передал их в Научную библиотеку Таджикского национального университета.

- Вы рассказали о том, как получили доступ к оставшимся 53 номерам газеты «Бухорои Шариф». Скажите, а как вы нашли предыдущие 100 выпусков?

- В 2012 году, накануне 100-летия газеты «Священная Бухара», мы узнали от наших коллег Салима Аюбзода и Наджмиддина Ковияни, которые работают за рубежом, о том, что в библиотеке Международного института Амстердама в Голландии имеются электронные копии 80 выпусков газеты «Бухорои Шариф». Благодаря содействию сотрудника института – доктора Тураджа Атобаки, а также поддержке бывшего председателя Национальной библиотеки Таджикистана, академика Носирджона Салими и бывшего заместителя министра иностранных дел, доктора Низомиддина Зохиди, мы получили электронные копии этих 80 выпусков и передали их в Национальную библиотеку Таджикистана.

- Скажите, были ли какие-либо исследования со стороны узбекских исследователей в отношении газеты «Бухорои Шариф»?

- Конкретных исследований не было. Однако в энциклопедических записях, а также в исторических посланиях узбекских СМИ неоднократно упоминается об этой газете. В научных статьях исследователей тоже говорится о «Бухорои Шариф», но зачастую без упоминания того, что это была таджикская газета.

- Заметили ли вы какие-либо различия между Национальной библиотекой Таджикистана и Национальной библиотекой Узбекистана?

- Недавно на одном узбекском сайте я прочитал новость о том, что Президент Республики Узбекистан поручил построить большую и современную библиотеку. Думаю, это результат впечатления Президента Шавката Мирзиёева от посещения нашей Национальной библиотеки. На самом деле у них и сейчас очень хорошая и современная библиотека, в которой обслуживание полностью отвечает сегодняшним требованиям и имеются прекрасные возможности для доступа к необходимой литературе. Единственное, возможно, их отношение немного отличается, или же они были такими вежливыми, а обслуживание было на высоком уровне из-за того, что я был гостем.

- Есть ли в Национальной библиотеке Узбекистана литература, которая имеет отношение к таджикской науке и до сих пор не изучена?

- Если речь идёт об общественных науках или филологии, то я не смог ознакомиться со всеми деталями. Однако, вкратце могу сказать, что там есть много рукописей, имеющих отношение к истории нашей литературы. По поводу периодических изданий хочу отметить, что там сохранилась большая часть тюркоязычных изданий, большинство из которых были современными газетами и печатались в 1908-1913 гг., тиражом от 15-20 до 100-150 экземпляров.

- Скажите, какие достопримечательности и места Вы смогли увидеть в Ташкенте во время вашей поездки?

- К сожалению, времени было мало и у меня не было возможности посетить другие библиотеки и научно-образовательные центры Ташкента. Очень хотелось увидеть там факультет журналистики. Собственно говоря, в Ташкенте есть два факультета журналистики, первый – факультет традиционной журналистики Ташкентского государственного университета, а второй – Университет журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана. Хочу отметить, что наш университет должен укреплять свои связи с журналистскими специальностями узбекских вузов.

- Спасибо за беседу!

Абдугаффор ШОДИЕВ

Halva.TJ

Перевод на русский язык: Dialog.TJ

А также читайте: