mukarrama kayumova

Председатель Международного фонда народных промыслов Таджикистана «Хафт пайкар» и Ассоциации ремесленников Центральной Азии, мастер и дизайнер Мукаррама Каюмова в отношении роли, способа изготовления и нынешнего положения таджикской национальной одежды придерживается особого мнения и считает, что дизайнер одежды должен отличаться от других своими широкими знаниями, навыками и своим необычным талантом. Её книга «Роль и значение орнамента в жизни персоязычных народов», которая охватывает 50 000 видов таджикского орнамента, признана книгой года в Иране.

Одежда выражает традицию и содержание человеческой культуры. Дизайнер одежды должен обладать чувством национальной гордости и высокого самосознания, чтобы смог отстоять и защитить свою национальную одежду. Прийти к этой профессии можно двумя путями: первый – если человек имеет врождённый (богом данный) талант, второй – если человек обучился этой профессии. Врождённый талант подобен сокровищнице, которая никогда не пустеет, и в которой постоянно имеется что-то для того, чтобы творить. Те, кто идут по второму пути, стараются по мере возможности постоянно изучать и повышать уровень своих знаний.

Таджикским дизайнерам необходимо изучить все тонкости дизайнерской науки, чтобы знать философию атрибутов одежды таких регионов, как Бадахшан, Зеравшан, Хатлон и Рашт. Настоящий дизайнер это тот, чей талант оценивается по достоинству, и его цель - не только заработать деньги, но и заслужить уважение и доверие людей, защитить и возродить традиции предков, а также представить их всему миру. Такое мнение высказала в беседе с «Иктисодчи» Президент Ассоциации по Поддержке Ремесленников Центральной Азии «CACSA», Председатель Международного фонда народных ремесел «Хафт Пайкар» Мукаррама Каюмова.

- Сегодня дизайнеры часто комбинируют национальные мотивы с европейской одеждой. Не вредит ли такой подход сохранению оригинальности нашей национальной одежды?

- Часто можно услышать о том, что: «мы создали модную одежду», то есть создали современную одежду. Пусть одежда будет современной, но особенности и характерные черты настоящей одежды не должны исчезать. Раньше мы носили одежду, в которой все части тела оставались прикрытыми. Наши бабушки носили белые покрывала, а рукава вышивали шелковыми нитками. У одежды были отдельные атрибуты, которые играли определенную роль, такие как қулфак, зулфак, гулубанд и т.д.…

Некоторые оскорбляют одежду, создавая всё что им придёт в голову. Одежда является философией жизнеустройства народа и является даже политикой. Создание национальной одежды – это не простой процесс, который включает в себя прорисовку эскизов, вырезание шаблонов, работа по подбору цветовой гаммы и многое другое. Необходимо быть знакомым с философией дизайна. Узоры вышивались на утробе женщины, что символизировало раковину, внутри которой вырастает жемчужина. Японцы и китайцы не меняют ни один из элементов своей национальной одежды, поскольку хотят без каких-либо изменений передать наследие своих предков.

Наша богатая культура также не должна меняться, ведь нам есть чем гордиться. Например, арийские росписи, которыми были украшены головные уборы таджикских и персидских царей, широко использованы для украшения стен московского Кремля.

Во время нашего визита в Малайзию, мы посещали различные министерства, университеты и академии дизайна, музеи одежды. Всюду где мы были – от министерств до гостиниц были оформлены только в национальном стиле, а принимавшие нас ответственные лица носили национальную одежду. А что у нас? Наши рынки наполнены иностранной одеждой. Американцы завоевали мировой рынок своими «джинсами», которые не имеют истории. Обладая столь богатой историей и культурой, мы обязаны опираться на нашу национальную одежду и использовать семь цветов. Нам нужно создавать своё министерство одежды и музеи одежды ...

- Может ли наша национальная одежда удовлетворить потребности всех граждан? Как нашу одежду оценивают иностранцы?

- Когда мы в национальных костюмах выходили на культурные подмостки мира, все с восхищением смотрели на нас и спрашивали, откуда мы. К счастью, таджикская национальная одежда имеет своего покупателя на мировых рынках. К примеру, в Лондоне одно из старинных согдийских верхних одеяний на аукционе было продано за $1.5 млрд. Даже сейчас многие музеи мира пытаются выкупить этот костюм за большую цену.

В 2004 году в Париже мы приняли участие на мероприятии, приуроченное 60-летию UNESCO, на котором показали коллекцию женской национальной одежды по мотивам «Шахнаме» великого Фирдоуси. Среди костюмов был костюм с образом сказочной птицы «Симург», 3-х метровый хвост которого был вышит в ручную. Зрители в зале стоя аплодировали этому костюму. Более того, костюм сказочной птицы был оценен в 38 000 € (евро), но мы его не продали. Вместе с тем на обратном пути, 36 костюмов, продемонстрированных на показе, были утеряны в аэропорту. После двух лет безрезультативных поисков взамен потерянных костюмов нам заплатили всего лишь 500 евро. Конечно же, я очень сильно расстроилась, но утешила себя тем, что «значит Франция нуждается в таджикском искусстве». Также мы приняли участие на праздновании 3000-летия арийской цивилизации в Дубае. В своих костюмах мы широко использовали настенный орнамент из «Тахти Джамшид», чем вызвали удивление и восторг у зрителей.

Я счастлива тем, что подготовленная нами «корона Таджикистана» и таджикская национальная одежда нашли своё место в корейском музее «Короны мира», где собраны короны со всех концов мира.

Не могу не рассказать и об открытии в Македонии нашего магазина товаров народных промыслов из Центральной Азии и Восточной Европы, где мы выставляем на продажу изделия народного промысла таджикских мастеров.

- Мы много знаем о сегодняшних ваших достижениях. Но у кого вы научились тонкостям отделки и украшению костюмов?

- Моя мама была домохозяйкой, но она проявляла большой интерес к народным промыслам, и я многому научилась у неё. В 90-е годы прошлого столетия я работала в одном из государственных учреждений, а после работы дома вышивала тюбетейки. За неделю мне удавалось вышить около 10 тюбетеек, которые потом моя свекровь продавала. Именно благодаря этому ремеслу в годы гражданской войны мы зарабатывали себе на хлеб.

Соседи часто просили меня научить их этому ремеслу, чтобы они также могли зарабатывать себе на жизнь. Наше маленькое предприятие появлялось вот в таких условиях. Махбуба Гуломова, которая жила по соседству, предложила снять программу с моим участием для телевидения. После выхода телевизионной программы постепенно увеличивалось количество наших клиентов. Первый наш клиент принес картину с изображением Гиссарской долины и попросил сделать одежду с таким орнаментом. За неделю мы подготовили платье с использованием большого количества дополнительных атрибутов.

В 1996 году в Узбекистане прошли Дни таджикской культуры. К этому мероприятию для таджикских артистов мы сшили 7000 костюмов в национальном стиле. К празднованию 1100-летия государства Саманидов я создала костюм Исмоила Сомони и его братьев. Также, наши мастерицы внесли большой вклад в подготовке костюмов для мероприятий по празднованию 2700-летия Куляба и 2500-летия Истаравшана. Мы также готовим одежду, которые преподносится в качестве подарка главам иностранных государств. До сегодняшнего дня «Њафт пайкар» завоевал 39 международных наград в таких промыслах, как вышивание, сюзане, изготовление сувенирной продукции и многое другое.

- Для сохранения национальных традиций и национальных орнаментов очень важно подготавливать молодых специалистов на профессиональном уровне. Поддерживаете ли вы отношения с отраслевыми высшими учебными заведениями страны?

- У нас была договоренность о сотрудничестве с Технологическим университетом Таджикистана. Согласно договоренностям, студенты данного вуза должны были проходить производственную практику на нашем предприятии, но по неизвестным причинам практика для студентов так и не была организована.

Мне очень хочется, чтобы в Государственном институте изобразительного искусства и дизайна Таджикистана открыли факультет таджикского национального узора и орнамента, где я могла бы преподавать …

Большинство студентов по специализации дизайн обучаются пять лет, но единицы становятся успешными. К примеру, лично я воспитала более 5 тысяч учеников. Из них 422 человек являются Отличником культуры и имеют различные награды. Несколько известных дизайнеров страны, такие как Хуршед Сатторов, Мавлуда Хамроева, Умед Негматов, Умед Кучкалиев и другие, в разные годы прошли через мою школу. Я регулярно участвую в международных семинарах и тренингах, и у меня уже есть ученики в Кыргызстане, Казахстане, США и Мексике. По мере возможности мои ученики участвуют на всех наших зарубежных показах, мне хочется, чтобы они смогли всё сами увидеть и всему научиться. Больше всего мне нравится одежда, которую создают мои ученики – Умед Негматов и Гулчехра Эргашева.

- Как вы оцениваете государственную поддержку вашей отрасли и народных промыслов?

- Я очень благодарна президенту страны Эмомали Рахмону. С одной стороны идут созидательные работы по всей стране, а с другой стороны активно возрождаются давно забытые промыслы. К счастью, молодое поколение начало изучать богатую и древнюю культуру наших предков. И в этом большая заслуга ряда инициатив предпринятых правительством страны. Объявление 2019-2021 гг. годами развития села, туризма и народных ремесел, способствует еще большему вниманию и поддержке ремесленников. Сегодня ремесленники освобождены от уплаты налогов, они могут спокойно трудиться, зарабатывать деньги и наполнять свою жизнь яркими красками. Кроме этого, предоставляемые президентские гранты являются бесценным подарком и возможностью для реализации инициатив женщин нашей страны.

При поддержке Комитета по делам женщин и семьи в нескольких районах страны мы создали творческие центры, и обеспечили женщин надомной работой. Как творческая личность, я поставила перед собой задачу - к 30-летию государственной независимости Республики Таджикистан воспитать 30 достойных дизайнеров.

Как мать и бабушка я довольна своей жизнью и счастлива, что живу в такой стране, где царит мир и стабильность. Пока у меня есть силы, я буду служить своему народу.

Бунафша РАХМОНОВА

Источник: журнал "Иктисодчи", № 01 (28), сентябрь-октябрь, 2020

А также читайте: