galim tabdyldinov

Национальный банк Таджикистана и международная платежная система Visa объявили о внедрении на территории республики национальной системы взаиморасчетов Tajikistan National Net Settlement System (TJ NNSS), которая позволяет проводить операции по картам Visa  в сомони. Также держатели карт Visa получат ряд дополнительных преимуществ, о которых в эксклюзивном интервью «АП» рассказали региональный менеджер Visa в странах Центральной Азии Галым Табылдиев и руководитель группы по связям с государственными органами компании Visa Владислав Радыш. 

- Что даст Таджикистану прямое сотрудничество с Visa International?  Что именно даст банкам, а что - простому гражданину?

Галым Табылдиев: Мы сотрудничаем с Таджикистаном 12 лет, с 2004 года. Из 17 таджикских банков 8 являются нашими партнерами, три из которых - принципиальные члены, остальные - ассоциированные. Однако за период нашего партнерства на вашем рынке мы увидели, что сам потребитель не мог пользоваться нашей картой, поскольку, когда клиент проводил транзакцию, шла двойная конвертация: сомони - доллар - сомони или сомони - евро - сомони, - в зависимости от того, в каком банке был счет. То есть вы провели транзакцию на 100 сомони, а с вашего счета сняли 120 сомони с учетом конвертации. Эту проблему надо было решать. В прошлом  году мы активно проработали этот вопрос с Нацбанком Таджикистана. 16 декабря провели транзакции в системе NNSS, и они благополучно прошли. Теперь для держателей карты Visa в вашей стране не будет двойной конвертации. Это уже большой плюс для простых граждан.

Для страны - это новые технологии, интеграция в мировую экономику, доступ к международной информации, которая у нас есть по разным странам.

Кроме того, все карты Visa в использовании безопасны, поскольку этому мы уделяем большое внимание. Вам теперь доступны все услуги VisaNet.

- Но если у меня долларовый счет, а я оплачиваю в сомони, конвертация будет?

Галым Табылдиев: Конечно. Поэтому выгоднее открыть счет в сомони. Например, у меня счет в тенге, поскольку в Казахстане есть NNSS, и, когда я выезжаю за границу, я не вывожу с собой наличные доллары и не кладу их на карту. Это выгодно для самой страны, так как валюта не уходит из страны. А для меня выгодно, поскольку в банке выгодная для меня конвертация.

Владислав Радыш: У меня аналогичная ситуация. Например, когда я приехал сюда, мне нужно снимать в сомони. Я вставляю свою украинскую карточку в банкомат, снимаю сомони, банк сам делает мне конвертацию.

- Но курс доллара в коммерческих банках Таджикистана значительно выше установленного Нацбанком. Получается, что выезжать с картой, счет которой в нацвалюте, опять же не выгодно.

Галым Табылдиев: Visa - это международная платежная система, мы не банк, мы не работаем с предприятиями торговли и сервиса по установке POS-терминалов, мы не устанавливаем комиссии, мы не регулируем их, это работа банка. Это бизнес, а выбор – потребителя: где ему выгодно, туда он и пойдет. Может, это будет дороже по деньгам, но выгоднее по услугам, или это, наоборот, может быть дешевле.

- Можете назвать основные причины, почему таджикистанцы должны выбрать именно Visa?

Галым Табылдиев: Основные причины – это безопасность, потому что мы 24 часа в сутки по каждой транзакции совместно с нашими партнерами ведем мониторинги рисков. У нас есть инструменты, которые помогают снизить уровень мошенничества по платежным карточкам, – это чипы. Они не на магнитной полосе, а на чипе. Другой момент - доступ к инновационным технологиям. Сюда можно отнести бесконтактные платежи, как с помощью мобильных телефонов, так с помощью интернета. Третий основной момент – это удобство. Можно использовать карточку в сомони и в стране, и во всем мире, плюс получать какие-то дополнительные льготы, скидки, бонусы и т.д.

- Вы говорите об услугах Visa, которые упростят нашу жизнь. О каких именно услугах идет речь?

Галым Табылдиев: Есть разные системы перевода денег, однако наша услуга Visa Direct является одним из инновационных продуктов, который позволяет нашим клиентам, находясь в любой точке мира, переводить деньги в Таджикистан. Мы подписываем с банками любых стран мира договоры, и через банкоматы можно сделать перевод с помощью Visa Direct. Например, в Казахстане уже есть банки, которые внедрили не только переводы через банкоматы, но и Web Visa Direct, с помощью которого можно через интернет осуществить денежный перевод, находясь дома. Например, я могу перевести деньги на карточку моей жены, которая открыла счет в другом банке, или на карточку моих партнеров, которые открыли счет в банке другой страны. То есть эта система на самом деле будет дешевле, и безопаснее, и быстрее. Мы видим динамику роста на 20-30% ежегодно, и видно, что услуга востребована. Это очень удобно для граждан Таджикистана, которые работают в других странах. И это надо продвигать и на государственном уровне, и на уровне национального банка вашей страны.

Также есть услуга, которая позволит, например, гражданам Таджикистана открыть карточку для себя и дополнительные карточки для членов семьи, даже если они находятся за рубежом. Это делается для того, чтобы человек, который находится за рубежом, получал зарплату на карточку в Таджикистане, а к его карточке имели доступ члены его семьи. Он может устанавливать лимиты, например в 100 долларов, или вообще не устанавливать.

- Существуют определенные условия, которым должны соответствовать местные банки для участия во взаиморасчетах по системе Visa?

Галым Табылдиев: Самое главное - финансовая безопасность и стабильность. Я думаю, что в этом плане у таджикских банков проблем нет. Ну и готовность к инновационным решениям. Мы видим, что таджикские банки открыты, развиваются очень быстро и, самое главное, есть потребность в инновационных услугах.

- Но в Таджикистане не развиты безналичные платежи. Есть какая-либо программа по продвижению безналичных взаиморасчетов среди населения Таджикистана? 

Галым Табылдиев: Я считаю, что клиенты не использовали карты Visa, поскольку там была высокая комиссия, что было невыгодно. Мы инвестируем в развитие платежей. Есть технологии, мобильные POS-терминалы. Почему предприятия торговли и сервиса не хотят устанавливать у себя POS-терминалы? Потому что они не хотят проводить все в чистую, чтобы не столкнуться, например, с налоговой частью. Мы будем стимулировать самих держателей карточек и совместно с банками проводить маркетинговые кампании для роста безналичных платежей, предоставляя различные скидки, проводя розыгрыши призов. Мы сейчас только запустили NNSS и, когда будут изменения, обязательно проведем мероприятия. В этом году вы должны отработать NNSS, а в следующем году, когда мы увидим объем, мы обязательно будем проводить маркетинговые кампании в Таджикистане. Другой вопрос - это работа с предприятиями торговли и сервиса. Что мы делаем на других рынках? Мы проводим целые конгрессы, приглашаем к себе руководителей предприятий и рассказываем о выгоде, которую они будут получать от безналичных платежей.

Мы также сейчас работаем над развитием мобильных POS-терминалов. Вам не надо будет ставить большой POS-терминал, достаточно будет иметь терминал в собственном телефоне, и можно проводить транзакцию. Тем более что в Таджикистане уже есть 4G.

- В каких центральноазиатских странах подобное сотрудничество уже существует? Какие успехи у наших соседей?

Галым Табылдиев: Казахстан - самый продвинутый на рынке региона. Там уже развивается Host Card Emulation (HCE), то есть использование телефона для безналичных платежей. Вы выбираете карточку в телефоне и этой карточкой оплачиваете в POS-терминале.

В Узбекистане сейчас стала очень популярной электронная коммерция. Есть ремесленники, которые производят товары и услуги, и их можно купить за рубежом. В Таджикистане электронная коммерция также будет набирать обороты, поскольку у вас тоже много ремесленников, которым есть что предложить за рубежом.

В Кыргызстане мы видим развитие бесконтактных платежей. Если брать Туркменистан, то они очень сильно развивают платежные карточки для малого и среднего бизнеса. В Таджикистане мы также должны работать с малым и средним бизнесом. Например, если у вас есть малый или средний бизнес и вы покупаете товары в Турции, зачем вам туда ездить, если вы можете оплачивать товар карточкой или через интернет.

- Какая будет процентная ставка безналичных операций по картам Visa?

Галым Табылдиев: Это определяет банк, но у нас есть специальные решения и инструменты, которые мы предлагаем банкам, чтобы это было беспроцентно, чтобы у держателя карт при безналичных транзакциях комиссия не удерживалась.

- Сколько сейчас в Таджикистане держателей карт Visa?

Галым Табылдиев: В Таджикистане - порядка 300 тысяч; если брать по международным платежным системам Visa и Master Card, то наша доля составляет порядка 83%, то есть мы являемся лидерами на вашем рынке. Но 300 тысяч для 8 миллионов населения - это очень мало. Опять-таки возьмем Казахстан: на 17 миллионов населения - 14 миллионов карт Visa.

- Судя по сообщениям СМИ, Visa ушла с российского рынка. Назовите основные причины вашего ухода с российского рынка?

Владислав Радыш: Мы не уходили с российского рынка. Дело в том, что работа платежной системы на рынке определяется регулятором, то есть Центробанк решает, как будет работать платежная система на рынке. Мы работали на российском рынке и работаем сейчас, изменилась модель взаимодействии банков. Но наши карточки беспрепятственно можете использовать в России и в других странах.

- Каким образом изменилась модель работы?

Владислав Радыш: Это касается вопросов технического характера, как проходит авторизация, клининг и т.д. В России большой рынок, и мы не уходили с него.

Проблем с картами Visa в России нет, в том числе и для таджикистанцев. Мне сложно комментировать российскую прессу, но я могу сказать, что никаких проблем нет и не будет, и люди могут пользоваться и другими международными платежными системами, и это абсолютно нормальная практика. В России никакого ограничения нашей деятельности не произошло.

Источник: Азия Плюс

А также читайте: