Транспортный беспредел в столице продолжается!

Ежедневно пользуясь услугами общественного транспорта мы сталкиваемся с грубостью, хамством и невоспитанностью многих водителей и кондукторов. Мы платим за проезд по 1 или два сомони, обеспечивая их ежедневный заработок. Вдобавок к этому, портим себе нервы, разбираясь с несправедливостью и неправотой со стороны водителей. До каких пор это будет продолжаться, и когда наше общество научится вести себя культурно – неизвестно, но точно известно одно - пока мы все не обзаведемся собственными автомашинами, нам придется пользоваться услугами общественного транспорта.
Еще одна головная боль, как для пассажиров, так и для водителей, - это ремонт дорог. Естественно, ремонтные работы проводятся для безопасного движения столичных транспортных средств. Но, пока идет ремонт, и на улице стоит жара, действующая на нервы, настроение портит еще и оплата за проезд. Мы уже привыкли и знаем маршруты с номерами А, то есть 25 А или 2 А это те маршруты, по которым едут до самого конца маршрута. Им по закону нужно платить 1 сомони 60 дирам. Но, как мы все знаем, никто из них не дает нам сдачи с 2-х сомони. Но сейчас речь пойдет о другом.
Когда начались ремонтные работы на мосту по проспекту С.Шерози (не далеко от цирка) маршрутные такси №2, №25А, №15 №33 и №13 изменили свои маршруты и теперь едут до Диагностического центра и далее через мясокомбинат выезжают на свой прежний маршрут. Нововведение внесло путаницу и в расстояние между первым и вторым маршрутом, то есть если раньше проезд на маршрутке №2 от Гипрозема до Гулистона стоил один сомони (по документам 80 дирам), а дальше уже от Гулистона до конечной остановки маршрутки №2 еще по одному сомони.
Именно в разгар ремонтных работ на вышеупомянутом мосту мне надо было доехать до Минздрава РТ на маршрутке №2. Около рынка «Султони Кабир» я остановила маршрутку №2 и села в нее. Когда я сказала, что еду в Минздрав и протянула один сомони, водитель потребовал с меня еще один сомони, сказав, что до Минздрава проезд стоит два сомони. Я не возразила и протянула водителю еще один сомони. Когда мы доехали до мясокомбината, еще одна женщина остановила нашу маршрутку и тоже протянула один сомони, сказав, что едет до танка. Водитель и у нее потребовал еще один сомони. Происходящее меня сильно возмутило, потому как женщине предстояло ехать примерно полторы остановки, а с нее требуют два сомони. Ведь проезд на маршрутке №2 от Гулистона до конечной остановки стоит один сомони, а если посмотреть на расстояние, то мясокомбинат был к танку намного ближе, чем Гулистон и, соответственно, проезд должен был стоить один сомони.
Я обратилась к водителю маршрутки с вопросом:
- Если вы у всех требуете по два сомони, скажите мне, откуда до куда проезд будет стоить один сомони?
Я с нетерпением ждала ответа. Мне было обидно, видя то, как все пассажиры, которые садились в маршрутку после той женщины, молча, протягивали по два сомони.
Водитель притворившись, что не услышал мой вопрос, продолжил собрать по два сомона за проезд.
Было обидно, что все эти ремонтно-восстановительные работы на дорогах водители используют для набивания своих карманов, у которых и дна не видно. Но более обидным было то, что многие наши граждане-пассажиры принимали как должное все эти противозаконные поступки водителей и молчали.
Таким образом, мой вопрос и мое взывание к справедливости никто не поддержал, кроме одной женщины, которая сидела рядом. Она тихим голосом говорила обо всех недостатках водителей маршрутного такси. Выходя, я записала номер той маршрутки 1067ТТ01, чтобы потом написать о ней, чтобы ответственные структуры разобрались с подобными незаконными действиями водителей.
Еще один анологичный случай произошел буквально на днях. Мы, возвращаясь с друзьями из Ботанического сада сели в маршрутку, которая едит от Караболо в сторону Корвона. Когда мы сели на сиденье позади водителя, то увидели, что верхний люк машины отсутствует, и солнечные лучи палят прямо над головой. Мы стали делать замечания и попросили водителя закрыть люк, кондуктор которым был мальчик 5-6 лет, стал издеваться над нами, говоря, что другие люди мечтают ездить на машинах без верхнего люка, мы смеем возражать их инициативе. Тогда я в ответ сказала ему, пусть он поменяется с нами местами, раз у нас такое завидное место.
Он опять что-то сказал, и на все мои замечания водитель, полноватый парень, которому было примерно 27-29 лет, всего лишь один раз повернул голову, посмотрел и все. Он даже не извинился и не велел своему кондуктору молчать. Когда мы вышли из маршрутки, я поспешила записать его номер, но моему удивлению не было придела, когда я увидела, что на машине отсутствуют номера. Сзади лобового стекла автомашины «Хундай-Старекс» (белого цвета) было написано всего лишь АК 47. То есть, общественный транспорт ездит по столице без каких-либо номеров и при этом умудряется вот так себя вести.
Эти два замечания мы оставляем на совесть работников Госавтоинспекции, будем ждать, что они скажут. Ждать будем даже не три дня, как принято в новом Законе о СМИ, а даже неделю. Главное, чтобы они не молчали и объяснили нам, что же все-таки происходит на столичных дорогах.

Источник: Дайджест Пресс

А также читайте: