Мунира Дадаева: “Мне, наверное, нужно было родиться мужчиной...”

Заслуженная актриса Таджикистана Мунира Дадаева, несмотря на свой молодой возраст, добилась прекрасных творческих успехов и полюбилась многим любителям истинного искусства. В картине Умеда Мирзоширинова «Мухаббат» она – городская девушка исполнила роль приезжей провинциалки, которая повидав много мучений от мужа, уходит от него.
Договорившись с нашей героиней о встрече, я была очень рада, что наконец-то мне удастся познакомиться в реале с этой замечательной актрисой. Когда я подъехала к Русскому драматическому театру им. В.Маяковского М.Дадаева только что вернулась в составе театра из детских садиков, где они исполняли спектакль “Три поросенка”.
- Как вас приняли детишки в садике?
- Хорошо приняли. Дети – это самые лучшие зрители, потому что их реакция естественна и если им понравился спектакль, значит, мы на самом деле хорошо сыграли. Хотя утром дочке говорю:
- Маме сорок лет, а она все ещё поросенка играет. Дочка мне отвечает:
- Ну, мама, пусть тогда кто-нибудь другой играет его. Я ей говорю:
- Никому не отдам моего поросенка (смеется). Дочя, вот ты мой ребенок, разве я могу тебя кому-то отдать? Так вот и все мои роли, они для меня как дети, разве можно отдать своего ребенка?
- Когда-нибудь дочку нужно будет выдать замуж.
- Конечно, дочку придется отдать… (вздыхает).
- А роль?
- Придет время, когда и роль нужно будет отдать. Но так хочется её передать в хорошие, надежные руки.
- Мунира, вы уже более 20 лет на сцене, у вас так много достижений, званий, наград и ролей. Есть ли роли, которые дали какой-то опыт, открыли что-то новое в вас?
- Вообще-то каждая роль даёт опыт, в каждой можно найти что-то новое для себя, открыть еще одну сторону человеческой души. Но у меня есть роль просто нечеловеческая, я играю дух умершей девушки, которая потом вернулась. “Неугомонный дух” (1998 г.) в постановке Барзу Абдуразакова. Вот эта роль для меня особенно дорога и интересна, поскольку я играю не живого человека, а его дух. Сейчас я играю пери в спектакле “Любовь пери”. Ну вот как можно играть не человека, а пери? Мы недавно были на Памире, там очень серьезно восприняли наш спектакль, так как многие верят в существование духов и пери. У них есть легенда, где, как и у нас в спектакле, есть парень, который влюбляется в пери… Некоторые даже рассказывали, что видели ее.
- Вы суеверная?
- Да, я суеверная. Я думаю, что дыма без огня не бывает. Тем более, это было тысячелетиями, нам об этом рассказывали наши бабушки и родители, значит, это есть. Я верю в Бога и считаю, что все взаимосвязано.
- Как же вам удалось сыграть эту неземную роль?
- Сложно было, ведь я никогда не видела пери. Я много спрашивала режиссера Бахадура Миралибекова и он говорил, что это белая, чистая и невинная девушка, не испорченная людскими соблазнами. Я взяла это за основу. Где-то брала у дочки, ведь она тоже еще невинна и чиста. Но это пери, которая совсем не похожа на людей. Даже в сценарии есть ее слова, где она говорит:
- Вы люди не такие как мы, вы часто обманываете друг друга, унижаете, оскорбляете, не держите данного слова.
- Мунира, нам известно, что вы преподаете в театральной студии молодому поколению тонкости актерского мастерства. Расскажите, какая она творческая молодежь. Что в них хорошего?
- Молодежь не такая какими мы были в молодости. Более наглая, уверенная в себе. Мы в свое время как-то стеснялись, боялись всего. А они такие уверенные, они могут все, все знают. В нашей профессии надо всю жизнь учиться. Они думают, что уже все знают, у них у всех амбиции, они высокомерные. Если им сделаешь какое-то замечание, они это принимают в штыки. Наверное, время такое… Нас призывали уважать, не перебивать, не быть выскочками, говорить мало, даже если много знаешь. Они же совсем другие. Вечно идут вперед, и думаю, с таким характером они добьются намного больше чем мы.
- Теперь, на фоне сегодняшней молодежи, вспомните свои первые шаги и первый выход.
- В первый раз на сцену я вышла в 1989 году. Я тогда играла террористку в постановке «О легенде». Первый раз ни с чем не сравним и те чувства просто не передать словами. И волнение, и радость, и трепет…
- Ну раз это был 1989 год, то понятие «терроризм» не было таким устрашающим, как в наши дни…
- Нет, это была юмористическая роль. Терроризм не в буквальном смысле слова.
- В фильме «Мухаббат», вы очень мало говорите…
- Мало? Мне кажется очень много. Я ведь не знаю таджикского языка, и я все время спрашивала, что говорят, о чем говорит Мухаббат. Я буквально выучила весь текст.
- Вы совсем не знаете таджикский язык?
- Нет, знаю немного, но для фильма этого мало. Например, если мне скажете предложение я пойму всего пару слов, остальные слова буду домысливать.
Что касается роли Мухаббат в фильме, то эта сельская девушка, скромная, молчаливая и стеснительная. Приезжие девушки были такими, только раньше… Сейчас они совсем другие.
- А в Мухаббат есть что-то личное от Муниры Дадаевой?
- Ну, наверное, есть принципиальность и гордость. Когда ее выгоняют, она не просится назад, не унижается, а просто уходит. И еще есть другой момент, если вы помните, когда она приходит домой, а там ее золовка с парнем целуются. Мухаббат их выгоняет – это тоже от меня. Я очень часто от этого страдаю, я правдолюбка. Мне без разницы, что за человек, если я вижу где-то несправедливость, пусть даже если это меня не касается, я выскажусь. Естественно, я буду соблюдать субординацию, если это пожилой человек, я не буду ругаться с ним и на ‘ты’ его называть, но я все равно отстаю свою точку зрения. Я не люблю лицемеров.
- Проблемы из-за этого у вас не возникали?
- Всю жизнь. У нас же правду не любят.
- Как воспринимаете критику?
- Критику я принимаю нормально, но только от умных людей, которые что-то понимают в той сфере, которую они критикуют. Я принимаю критику актёров, с которыми работаю, и которые понимают тонкости театра. Но принимать критику от человека, который сам ничего не делает, только критикует и все ему не нравится, – вы уж извините… А высказаться имеет право каждый.
- Во всех ваших интервью вы говорите: «Театр - моя жизнь», «Театр - моё все», неужели это все?
- У меня, как не странно, очень быстро повзрослела дочь. А я очень мало времени уделила ей, потому что вечно была занята театром. Я понимаю, что упускаю самое главное, но не могу ничего с собой поделать. Например, сегодня я вышла из дома в 8:00 утра и я до сих пор здесь. Домой возвращаюсь только вечером, где-то около 19-ти или 20 часов. Редко бывает, чтобы в 17:00 я была дома. Потому что у меня есть студенты, которых я очень люблю и есть моя работа, где я должна выкладываться полностью. Иногда бывает, что на работе что-то не складывается, случается какая-то неприятность, в такие дни, вернувшись домой, я думаю про себя, как же хорошо, что у меня есть дочь. Но она уже совсем выросла, ей уже 20 и к ней уже сватаются.
- Значит, совсем скоро вы, возможно, станете бабушкой?
- Да, наверное. Все мысли сейчас о ней. Как придешь домой, нужно уделить ей время, послушать, иногда есть такие моменты, когда на работе что-то не складывается. В такие моменты, когда она хочет что-то сказать, я ей говорю:
- Дочка, давай не сейчас.
- Бывает и такое?
- Бывает, к сожалению. Я живу и дышу театром, оно мое все и я просто не могу представить хотя бы миг без театра. Но наступают такие моменты, когда совесть начинает мучить, что недостаточно проводила время с ребенком, не увидела как она выросла, что не уделяю ей достаточное количество времени. Когда оглядываясь назад, видишь пустоту, то, конечно, становится больно. Наступаю на одни и те же грабли, снова и снова. Хотя, если посмотреть на мою жизнь, то даже моя семейная жизнь не удалась именно потому, что меня поставили перед выбором, и я предпочла театр личной жизни. Я два года сидела дома и была просто женой и хозяйкой, но мне показалось, что я задыхаюсь в четырех стенах, погибаю… и я решила, что театр намного важнее той жизни, в которой я жила. Не буду вдаваться в подробности, но я не жалею о своем выборе. Если бы я родилась заново, то я бы снова поступила точно также.
- Если вы по сравнению с другими матерями меньше времени проводите с дочкой, то как вам удалось построить такие замечательные дружественные отношения?
- Дело в том, что я с самого начала относилась к дочери как к взрослой, если она вдруг падала или ударилась я с ней не сюсюкалась, всегда называла ее на “вы” или по имени и отчеству. Я уже с детства, чтобы она была ответственной, давала ей понять, что она личность, она индивид, и каждый ее поступок имеет последствия, а за последствия надо обязательно отвечать. Наверное, именно поэтому она так рано выросла. Она очень умная и развитая. Даже когда она мне начала задавать умные вопросы, я не придумывала отговорки, а старалась, по мере возможности, не травмируя ее психику, отвечать на ее вопросы. Даже когда она спросила, откуда берутся дети, я не стала говорить ей бред, типа мы нашли тебя в капусте. Я просто сказала, ребенок рождается вследствие любви, когда двое любят друг друга. Впоследствии она выросла довольно скромной, серьезной и целомудренной девушкой. Я за нее спокойна. Но в воспитании дочки большую роль сыграла моя мать, которая дала мне возможность заниматься любимым делом. Мама сама вырастила и воспитала мою дочь. Я бы не смогла заниматься хозяйством, когда все мои мысли заняты театром.
- Как любите отдыхать?
- Раньше раскладывала пасьянс. Теперь как только у меня появляется свободное время, я посвящая его дочери и маме. Просто укладываю голову на плечи моей девочки и тихо сижу. Или смотрим вместе телевизор. Потом мы начинаем с ней в компьютере копаться, или начинаем что-то печь. Она у меня очень любит чудачить на кухне. Салаты, торты или блюдо какое-нибудь... Дочка у меня - отменная хозяйка.
- А вы?
- Готовить я не умею, мне, наверное, нужно было мужчиной родиться. Я ужасно сложно переношу голод и не могу голодать. Как мужики приходят с работы голодные и злые, точно также веду себя и я. Я люблю покушать.
- Никогда не готовите?
- Готовлю очень редко, ведь надо же маму порадовать. Сама люблю картошку, соус. Или иногда в Интернете какой-нибудь рецепт откопаю и начинаю колдовать на кухне. Потом, когда сталкиваюсь со сложностями, начинаю себя ругать, зачем я туда полезла, зачем я это начала?
Мне стыдно признаться, но я прямолинейный человек - я не люблю готовить. Мне только на сцене играть дано и все (смеется).

А также читайте: