Проблемы мусульманской диаспоры из Евразии

Жестокий теракт братьев Царнаевых в Бостоне возобновил интерес к терроризму в Евразии. Этот интерес только усилился, когда стало известно, что два студента из Казахстана предположительно пытались скрыть инкриминирующие улики против Джохара Царнаева. Заявление о своей невиновности, с которым выступил предполагаемый узбекский террорист в Айдахо Фазлиддин Курбанов, подчеркивает серьезность новой угрозы.

И это хорошо. Понимание того, что происходило и происходит в Евразии, поможет нам эффективнее бороться с терроризмом и предотвращать будущие атаки, исходящие из этого региона.

Чеченцы и узбеки сражались в Афганистане вместе с талибами, а боевики с Северного Кавказа участвуют в боевых действиях в Сирии на стороне суннитских экстремистов, хотя Россия поддерживает режим Асада. Но до возбуждения дел против Царнаева и Курбанова ни один мусульманин из бывшего Советского Союза не был причастен к терактам на территории США.

Большинство мигрантов с Северного Кавказа и их соотечественники в России не испытывают вражды по отношению к Америке. Однако многие привозят с собой болезненные воспоминания о царском гнете и этнических чистках, а также о депортации в Сибирь и Центральную Азию, которая была сродни геноциду.

На волне жестоких конфликтов, вспыхнувших после распада Советского Союза, в Соединенные Штаты переехали десятки тысяч иммигрантов из мусульманских районов Евразии в бывшем СССР. То были кровопролитные войны. Более 200 тысяч человек погибли во время боевых действий между Чечней и Россией (войны 1994-1996 и 1999-2005 годов), между армянами и азербайджанцами в Нагорном Карабахе (1988-1994 годы), а также в ходе гражданской войны в Таджикистане (1992-1997 годы). Сотни тысяч людей стали беженцами, а многие эмигрировали.

Религия и идеология в этих диаспорах пережили смену поколений. Выросшие в Советском Союзе часто пренебрегали религиозными обрядами и традициями. Атеистическое государство преследовало духовенство (мусульманское, христианское, еврейское), а большинство  мусульман в Евразии игнорировало запрет на алкоголь, не всегда соблюдало законы о правильной пище (халяль) и пренебрегало изучением Корана и прочих священных книг.

Сегодня ситуация иная. Многие выросшие в Америке мусульмане из Евразии общаются со своими американскими сверстниками, у которых выше уровень исламского самосознания и которые соблюдают мусульманские обычаи и ритуалы. Среди них немало людей из Пакистана и из стран арабского мира. Их приветствуют салафитские и прочие школы и медресе радикального толка. А пропаганда, проводимая радикальными духовными лицами, типа той, что нашли в компьютерах у братьев Царнаевых, доступна сегодня каждому.

Важную роль играет также «фактор родины». Братья Царнаевы были воспитаны на рассказах о зверствах русских в Чечне. Свои имена они получили в честь великого мусульманского завоевателя (Тамерлана) и, возможно, первого президента самопровозглашенной Чечни Джохара Дудаева.

Рассказы о боевиках-исламистах оказали свое влияние на обоих братьев, и особенно на Тамерлана. Он побывал в том регионе, где перестрелки между российскими силами безопасности и боевиками-исламистами ежегодно уносят жизни сотен людей. За шесть месяцев пребывания там он встречался с известным родственником-исламистом, а также с «моджахеддинами», с которыми подружился через интернет. Тамерлан также поддерживал связь с лидером чеченских повстанцев, который проживает в США. Мать Царнаевых Зубейдат с ее усиливающимися исламистскими настроениями также способствовала радикализации мировоззрения Тамерлана.

Дело Царнаевых в чем-то схоже с делом американца палестинского происхождения майора Нидаля Хасана (Nidal Hassan), устроившего стрельбу в Форт-Худе, а также с историей выросших в США сомалийских подростков, которые поддались  салафитской пропаганде и поехали на историческую родину сражаться и умирать за поддерживаемую «Аль-Каидой» группировку «Аль-Шабаб». Для многих из числа иммигрантов конфликты в их родных странах и всемирная исламистская пропаганда стали поистине взрывоопасной смесью.

Дело казахских студентов, которые предположительно помогали и поощряли Джохара Царнаева после теракта, менее драматично. Нет никаких улик, говорящих о том, что эти 19-летние юноши понимали всю тяжесть совершенного Царнаевыми преступления. Нет также никаких доказательств их участия в деятельности исламистских ячеек и симпатий к делу джихада.

Казахстан - это светское, многонациональное и многоконфессиональное государство. Там имеется небольшое количество исламистских ячеек, число которых постепенно увеличивается, однако большая часть населения интересуется экономическим развитием, а не воинственной политикой. Правительство Казахстана отправило на учебу за границу более 6000 студентов в рамках программы «Будущее», а многие высокопоставленные казахстанские руководители получили образование в ведущих американских вузах.

Но совсем иная ситуация складывается в Ферганской долине, которая пролегает по территории Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Этот нищий рассадник исламизма и наркоторговли может стать крупным центром терроризма и очагом напряженности, особенно после 2014 года, когда американские войска уйдут из Афганистана. Здесь активно действует Исламское движение Узбекистана, в поддержке которого обвиняется Курбанов.

Американская контрразведка, антитеррористические и правоохранительные органы должны активнее оттачивать свои навыки взаимодействия с мусульманскими диаспорами из Евразии. Они должны изучать их историю, географию, религию и политику. А это требует принятия на работу в контртеррористические ведомства после тщательной проверки большего количества американских граждан, являющихся уроженцами тех регионов или носителями тамошних языков. Нам также надо внимательнее следить за теми, кто посещает такие нестабильные районы Евразии, как Северный Кавказ и Ферганская долина.

Альтернативы профилактике и предупреждению преступлений не существует. ФБР должно расширить свою работу с мусульманскими общинами из Евразии на территории США, противостоять радикальной пропаганде и заблаговременно выявлять потенциальных экстремистов. И наконец, Соединенные Штаты должны развивать сотрудничество с силами безопасности в Европе и Евразии, не забывая при этом, что авторитарные режимы по политическим соображениям могут порой ложно обвинять в экстремизме деятелей оппозиции.

Мы не должны с подозрением относиться ко всем без исключения мусульманским общинам из Евразии, но воинственный исламизм явно начинает пускать там свои ядовитые корни. Благодаря бдительности и более качественной превентивной работе разведки, а также благодаря более глубокому пониманию этнических, религиозных, географических и политических проблем соответствующих регионов, мы можем очень многое сделать для предотвращения новых терактов, подобных бостонскому.

Ариэль Коэн – доктор наук, старший научный сотрудник программы российских и евразийских исследований и международной энергетической политики фонда Heritage Foundation.

Оригинал публикации: Challenges of the Eurasian Muslim Diaspora ("The National Interest", США)

Опубликовано: 21/05/2013

А также читайте: