ran flag

Летом 2021 г. Евразийская экономическая комиссия объявила о планах заключить с Ираном полноформатное соглашение о зоне свободной торговли. По словам министра по торговле ЕЭК Андрея Слепнева, это благотворно скажется на эффективности планирования долгосрочного торгово-экономического сотрудничества. Тегеран намерен участвовать и в других евразийских интеграционных проектах: в ходе юбилейного саммита ШОС в Душанбе республика стала еще одним членом организации. Что сулит ЕАЭС такое сближение, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил иранский политолог, экс-посол Ирана в Азербайджане Афшар Сулеймани.

– Страны Евразийского экономического союза и Иран провели первый полноформатный раунд переговоров по заключению соглашения о зоне свободной торговли в сентябре 2021 г. Насколько нынешние иранские власти заинтересованы в заключении такого соглашения?

– Подписание соглашения между Ираном и ЕАЭС по созданию зоны свободной торговли было оговорено приблизительно два года назад. Речь шла о налаживании экспорта и импорта между Ираном и странами-членами ЕАЭС. Со временем при успешном развитии данного процесса намечалось подписание соглашения о создании зоны свободной торговли. В случае успешной реализации этого проекта, ставился вопрос о членстве Ирана в ЕАЭС. Но, в любом случае, произойдет это не скоро. В случае создания зоны свободной торговли может быть достигнуто многое. Будет создан ряд возможностей: упрощена процедура ввоза-вывоза, отменены или же снижены налоги на ввозимые товары. В целом будут созданы благоприятные условия, что станет причиной роста товарооборота между Ираном и странами ЕАЭС.

Согласно статистике на 2020 г., товарооборот между Ираном и странами ЕАЭС равнялся приблизительно $2 млрд. Это, конечно, мало. Из этой суммы приблизительно $600 млн приходится на экспорт Ирана в эти страны, в основном в Россию.

Это очень маленький показатель и надо двигаться вперед. Однако в случае создания зоны свободной торговли возможности вырастут, и товарооборот тоже возрастет. Новое правительство в Иране также положительно рассматривает данный вопрос.

Нельзя забывать, что свое негативное влияние продолжают оказывать санкции. В случае решения санкционной проблемы цифры, естественно, возрастут еще больше. Иранской стороне еще предстоит участие в переговорах, что также займет немало времени. Лично я также вижу хорошую перспективу в данном вопросе. Просто нужно добиться роста товарооборота.

– Сейчас между ЕАЭС и Ираном действует Временное соглашение, ведущее к образованию зоны свободной торговли, которое вступило в силу 27 октября 2019 г. Как этот документ сказался на уровне торговли сторон? Какую выгоду от него получил Иран?

– Временный договор возымел положительное влияние на торговое сотрудничество Ирана со странами ЕАЭС. Ранее министр энергетики Ирана Реза Ардаканеан заявил, что за 18 месяцев действия Временного соглашения о свободной торговле с ЕАЭС экспорт из Ирана увеличился на 40%. К тому же, товарооборот в 2020 г. между Ираном и странами ЕАЭС возрос на более чем 18% по сравнению с показателями 2018 г.

Суть временного договора сводилась к тому, чтобы проследить, как идут процессы в области торгово-экономического сотрудничества, после чего уже можно говорить о подписании полноценного соглашения, которое носило бы постоянный характер. Сейчас как раз и настает такое время. Если договор на постоянной основе будет подписан, то процедура может быть ускорена, что приведет к росту товарооборота.

– Иранский рынок оказался закрыт для некоторых групп российских товаров. Например, несмотря на ряд заявок российских производителей молочной продукции, ни одно предприятие властями Ирана к поставкам сейчас не допущено. В чем Вы видите причину?

– Этот вопрос следовало бы уточнить у таможенной службы, но он далеко не политический. Что касается иранской стороны, то у нее хорошо развит потенциал экспорта молочной продукции. Иран как раз им и занимается, для импорта нет никакой необходимости. Иран импортирует те товары, которых нет или которые в дефиците в Исламской Республике, но не тех, производство которых находится на достаточном, необходимом уровне. На протяжении года Иран экспортировал молока и молочных изделий на сумму около $1 млрд.

– На саммите Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе было объявлено о присоединении Ирана. Как в стране относятся к этому шагу? Какую выгоду Иран получит от членства в этой организации?

– Иран на протяжении 10 лет стремился к тому, чтобы стать постоянным членом Шанхайской организации сотрудничества. На протяжении 15 лет Исламская Республика находилась в организации в статусе наблюдателя. Иран тоже должен задумываться над вопросами своей независимости, суверенитета. Все это не должно пострадать. К примеру, недавно опять возникла афганская проблема. Все эти вопросы регионального характера могут быть предложены на обсуждение в рамках ШОС.

Даже в рамках ШОС между самими странами-членами этой организации имеются расхождения, но они о чем-то все же договариваются и реализуют какие-то определенные проекты. Все это создает дополнительные возможности для участия Ирана.

Нужно отметить, что во внешней политике Ирана и стран-членов ШОС имеются направления, которые отличны друг о друга. Это тоже надо учитывать. Целью создания ШОС вообще-то были вопросы безопасности. Потом были добавлены также и экономические вопросы, в результате чего ШОС превратился в полноценную организацию. Нужен план, нужно создание общих каких-то заводов, фабрик, капиталовложения. Все это нужно для развития благосостояния народов.

– Новое гигантское месторождение газа обнаружено в иранском секторе Каспийского моря. Запасы оцениваются примерно в 3,55 трлн куб. м. Как Вы оцениваете перспективы его разработки? Сможет ли Иран поставлять газ в Европу?

– В Каспийском море действительно обнаружены новые месторождения газа. Но начало их эксплуатации займет немало времени. Завоз, установка необходимого оборудования в том числе. В Иране изначально имелись все возможности для эксплуатации газа в Европу. К сожалению, он этого не сделал. Для этого, естественно, необходимо решить политические вопросы.

Кроме того, Ирану необходимы капиталовложения. Но для всего этого нужно решить политические проблемы с Западом.

У Ирана имеются даже возможности для транспортировки туркменского газа. Иран экспортирует газ в Турцию. Исламская Республика может экспортировать газ в Турцию и дальше в Европу даже по территории Азербайджана. Для всего этого необходимы соответствующие условия.

– Какими Вы видите отношения США и Ирана при новом президенте Раиси? Сможет ли он договориться с Вашингтоном по ядерному соглашению и снятию американских санкций?

– Новый президент и новое правительство, безусловно, заинтересованы в восстановлении ядерного соглашения. Иран хочет отмены санкций, улучшения экономических условий. Наверное, не напрямую с США, а в формате 4+1. В случае отмены санкций и восстановления ядерного соглашения Иран вернется к исполнению своих обязательств, перед США в том числе. В случае возникновения взаимного доверия может состояться даже прямая встреча между представителями Ирана и США. Просто к США нет сейчас доверия.

Нужно доверие, после чего можно даже приступить к обсуждению и решению региональных вопросов. В любом случае, в целом в мире все проблемы и критические ситуации решаются и должны решаться путем переговоров. Все, даже самые разрушительные, войны завершаются переговорами. Не лучше ли сейчас приступить к ним без какой-либо войны и на благо и в интересах народов решить все вопросы миром?

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: