minaret mecheti

Поправки, внесенные на прошлой неделе в Закон о свободе совести и религиозных объединениях, усложнили процесс выборов учредителей и имам-хатибов мечетей в Таджикистане.

Теперь те, кто совершил тяжкие преступления, не имеют права возглавлять совместную молитву и проводить пятничную проповедь. Одни считают такое решение правильным, другие говорят, что тем самым ограничиваются религиозные свободы.

Муджибахон Джавхари, депутат таджикского парламента и один из авторов внесенных поправок, сказала 28 июня: «Лица, виновные в преступлениях против половой неприкосновенности, терроризме, экстремизме и других тяжких и особо тяжких преступлениях, не могут быть учредителями или служителями религиозного объединения».

По ее словам, такая норма существовала и раньше в ряде законов, в том числе в законе об образовании.

По официальным данным, в Таджикистане насчитывается около 4000 зарегистрированных мечетей, в каждой из которых есть имам-хатиб или сархатиб. Они избираются в соответствии с Положением о мечети учредителями мечетей и председателями махаллей и затем все документы отправляются на согласование в уполномоченный государственный орган по делам религии. Начиная с 2014 года, имамы мечетей получают при этом зарплату из государственного бюджета.

Один из имам-хатибов на условиях анонимности сказал, что и без этих изменений в закон выдвижение и утверждение кандидатов на должности имамов уже несколько лет находится под строгим контролем. «Власти или жители села никогда не выбирали имама, который был бы виновным в совершении преступления или, хуже того, пособником экстремистской группировки. Когда такие люди приходят в мечеть, они начинают «промывать» мозги другим. В этом нет ничего нового», — добавил он.

«На первый взгляд, эти изменения приемлемы и необходимы», — сказал хорошо разбирающийся в вопросах религии Анвар Шамолов. Но в то же время, по его словам, «недавние изменения еще больше ограничивают деятельность мечетей».

«В некоторых мечетях увольняют имам-хатибов с красивым голосом и хорошим религиозным образованием и вместо них назначают людей, которые не только неправильно произносят молитвы, но и не обладают всесторонними религиозными знаниями. Создается такое впечатление, что эти решения направлены на то, чтобы отбить охоту у мусульман посещать мечети. Для служителя мечети главным является соответствие его требованиям, предъявляемым к имамам, то есть правильное и безукоризненное совершение намаза», — сказал наш собеседник.

Юристы говорят, что вводимое правило, вероятно, станет проблемой для тех, кто был осужден за правонарушение, но затем был «амнистирован».

Шокиржон Хакимов, доктор юридических наук, сказал: «По моему мнению, если эту норму начнут применять, то это будет логической ошибкой. Вполне возможно, что в отношении этой категории людей будет допущена несправедливость, и они будут лишены определенных источников дохода и занятости».

Профессия имама-хатиба в Таджикистане, похоже, теряет былую престижность, и сейчас уже немного тех, кто может взять на себя такую ответственность. В последние годы не только полностью изменился образ имамов, но теперь они превратились из мулл, возглавляющих проповедь, в публичных проповедников. При том, что правительство стремится еще более усилить контроль за их деятельностью.

В течение многих лет таджикские власти подвергались критике за ограничения в сфере религии. В июне этого года Государственный департамент США в своем ежегодном отчете о свободе вероисповедания в мире вновь отнес Таджикистан к числу стран, вызывающих особую тревогу по поводу религиозных свобод. Официальные лица Таджикистана в ответ заявили, что «подобные доклады не имеют реальной основы и не отражают реальной ситуации со свободой вероисповедания в стране».

Источник: Радио Озоди

А также читайте: