borders of contries of Central Asia conflict

Глава Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана на прошлой неделе вернулся с переговоров в Узбекистане и заявил, что все споры о демаркации границы между двумя бывшими советскими республиками «решены на 100 процентов».

Но на этой неделе тот же чиновник сказал жителям ряда спорных районов, что окончательного решения нет.

Камчыбек Ташиев, глава ГКНБ Кыргызстана, 26 марта после двухдневных переговоров в соседнем Узбекистане заявил: «Вопрос о границах с Узбекистаном решен на 100 процентов… спорных вопросов не осталось».

Глава ГКНБ Кыргызстана Камчыбек Ташиев на пресс-конференции 26 марта после возвращения с переговоров по границе с узбекской стороной.

Глава ГКНБ Кыргызстана Камчыбек Ташиев на пресс-конференции 26 марта после возвращения с переговоров по границе с узбекской стороной.

Ташиев сказал, что достигнута договоренность о сложном обмене территориями, в том числе оговаривающая права на землепользование и водообеспечение, чтобы раз и навсегда урегулировать пограничные споры, которые стороны ведут после распада Советского Союза в 1991 году.

Это было ошеломляющее заявление после почти 30 лет переговоров о границе, которые зашли в тупик в нескольких областях, и ни одна из сторон не желала идти на уступки.

Но на прошлой неделе, когда Ташиев поехал на юг Кыргызстана, чтобы обсудить детали соглашения с жителями районов, стало очевидно, что пограничный вопрос с Узбекистаном на «100 процентов» не решен.

30 мая в Узгенском районе Ошской области глава ГКНБ рассказал о селе Бирлик Кадамжайского района, граничащем с узбекским эксклавом Сох.

Ранее в тот же день Ташиев побывал в Бирлике, где в мае 2020 года произошли столкновения, в которых более 200 человек получили ранения, было разрушено несколько домов и автомобилей.

Ташиев считает, что причина насилия — совместное использование родника жителями узбекского эксклава и соседних кыргызских сёл.

«По этому участку не принято окончательного решения. Если быть откровенным, мы не пришли к согласию по этому участку. Включая прилегающую территорию», — сказал Ташиев.

Ташиев упомянул село Чечме в Кыргызстане и соседнее село Чашма в эксклаве Сох. Оба населенных пункта находились в эпицентре столкновений в мае 2020 года.

«Есть сёла, в которых живут тысячи, сотни тысяч людей, есть тысячи гектаров, надо было их судьбу тоже решать, — сказал Ташиев. — Конечно, если народ будет против, возможно, некоторые решения [по границе] не исполнятся».

Недовольство соглашением об обмене территориями уже проявилось.

1 апреля жители Кара-Сууйского района Ошской области Кыргызстана протестовали против части соглашения о передаче Узбекистану более 50 гектаров земли села Ынтымак.

Ташиев подчеркнул, что Кыргызстан, по достигнутой 26 марта договоренности, получит около 13 тысяч квадратных гектаров спорной земли. Он также перечислил районы, которые затрагивает соглашение по обмену территориями.

Этот прорыв произошел после того, как президент Кыргызстана Садыр Жапаров 11–12 марта совершил официальный визит в Узбекистан и встретился с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзияевым.

Пограничные вопросы были одной из главных тем их переговоров. Мирзияев сказал, что стороны желают завершить переговоры о демаркации в течение трех месяцев.

Переселение людей будет намного более простой задачей для Мирзияева, потому что его правительство гораздо жестче контролирует общество, чем власти соседнего Кыргызстана.

Жапаров пришел к власти после свержения предыдущего правительства в результате протестов в начале октября 2020 года.

Легитимность президента Кыргызстана всё еще остается предметом споров, несмотря на его победу на внеочередных выборах 10 января.

Некоторые сомневаются, что Жапаров сможет удержаться у власти в течение всего срока своего правления, учитывая огромное количество проблем, с которыми он сталкивается в стране, где за последние полтора десятилетия протесты привели к свержению трех президентов.

Правительству Жапарова нужны политические победы.

Возможно, Ташиев, который однажды сказал, что Кыргызстан никогда не уступит ни пяди своей территории, переоценил соглашение по обмену территориями.

Тем не менее соглашение представляет собой значительный прогресс как для Кыргызстана, так и для Узбекистана — даже если оно не решает на 100 процентов сохраняющиеся пограничные споры.

Предстоящие переговоры о границе с Таджикистаном вряд ли будут такими же успешными, как переговоры Кыргызстана с Узбекистаном.

Ташиев 26 марта предположил, что Таджикистан может заключить соглашение и обменять свой большой эксклав Ворух. В Душанбе это заявление встретили гробовым молчанием.

31 марта Таджикская редакция Азаттыка сообщила, что президент Эмомали Рахмон запланировал на 4 апреля визит в Ворух.

В июле 2019 года Рахмон встречался с Сооронбаем Жээнбековым, бывшим тогда президентом Кыргызстана, чтобы обсудить пограничные вопросы.

Это был первый визит Рахмона в Ворух за 26 лет. Так что его внезапное возвращение туда менее чем через два года заставляет задуматься о цели его визита.

На въезде в таджикский эксклав Ворух. 26 июля 2019 года.

На въезде в таджикский эксклав Ворух. 26 июля 2019 года.

Между тем 1 апреля армия и силы безопасности Кыргызстана начали трехдневные учения в Баткенской области недалеко от таджикской границы.

В конце концов, ни один из пограничных споров не может быть окончательно и мирно разграничен без участия и согласия жителей приграничных территорий.

Говоря о Чечме, Ташиев упомянул, что часть проблемы с обменом территории связана с наличием старого кладбища.

Основные препятствия на пути установления четких границ, по-видимому, обусловлены связью жителей с землей, на которой они живут. Там расположены не только кладбища, но и сады и поля, которые возделывали деды и прадеды.

Обеспокоенность жителей по поводу того, что земля, которую они получат в результате обмена, не будет такой плодородной, как земля, которую они отдадут, тоже, по-видимому, остается препятствием для завершения демаркации.

Брюс Панниер

Источник: радио "Азаттык" (Казахстан)  

А также читайте: