god razvitiya turizma

Объявленный 2018 год Годом развития туризма и народных ремесел – это не просто знаковое событие, оно ещё и наводит на серьёзные размышления. По этому поводу своими мыслями делится с  читателями литературный обозреватель НИАТ «Ховар» писатель и журналист Мансур СУРУШ. 

Время идёт, но мы всё ещё пребываем под глубоким впечатлением от очередного Послания Лидера нации, Президента страны уважаемого Эмомали Рахмона.  Это понятно, в Послании обозначены ключевые проблемы на ближайшее время и на перспективу, в решении которых  заинтересовано всё наше общество. Мне же хочется остановиться на одном моменте, который представляется более важным, чем может показаться на первый взгляд. Как известно, объявление 2018 года Годом развития туризма и народных ремесел было с воодушевлением воспринято по всей стране. Что это нам даст, даже и говорить не приходится. Опыт передовых стран с развитой туристической сферой наглядно демонстрирует, что это верный показатель устойчивого мира, безопасности и стабильности. Во-вторых, это существенная статья дохода в государственном бюджете. Вдобавок к этому, развитие туризма даёт возможность, естественно, при наличии современной инфраструктуры, жителям страны, особенно в провинциях, иметь дополнительный заработок, а народным умельцам — найти рынок для любителей изделий ручной работы. И ещё, что немаловажно, благодаря туризму мир познаёт ту или иную страну. А нам, согласитесь, есть что показать: редкой красоты природа, где одновременно представлены всё 4 времени года, древние исторические памятники — Саразм, Хулбук, Аджинатеппа, Тахти Кубод; чтобы все перечислить, на руках пальцев не хватит.

Всё это так, это общеизвестно. Мне же хочется обратить внимание на развитие внутреннего туризма. Да, внутренний туризм не менее важен, чем зарубежный. И вот почему. Спросите себя, читатель, и ответьте, только искренне, хорошо ли вы знаете Таджикистан, везде ли бывали, все ли достопримечательности, красивейшие уголки природы в своей стране видели? Вряд ли ответ будет  положительным. Лично я, хотя профессия журналиста предоставляет большие возможности для передвижения по республике, не могу похвастаться, что хорошо знаю мой Таджикистан.

Ещё в студенческие годы мне попалась в руки очень интересная книга в переводе Лоика Шерали «Земля под небесами», в основе которой лежат путевые заметки болгарского писателя и поэта Йордана Милева, написанные им под впечатлением поездок по разным регионам Таджикистана. Помнится, читал и с завистью думал, что автор намного лучше знает Таджикистан, чем я, абориген, более того, он увидел много необычного в обыденном, мимо чего мы проходим, не придавая значения. Впору переиздать эту прекрасную книгу заново, я бы сказал — красочный словесный портрет нашего края.

Вспоминается и такой рассказ, который мне как-то поведал журналист и исследователь таджикской печати Давлат Давронов, увы, покойный уже.

В начале 80-х годов прошлого века ему, ехавшему в служебную командировку в Алма-Ату, по просьбе Кутби Кирома довелось встретиться с председателем СП Казахстана Ануаром Алимджановичем и передать ему только что вышедшую в Душанбе антологию современной казахской поэзии. Казахский писатель поинтересовался у таджикского гостя, откуда он родом. А когда узнал, что он из горного Айнинского района, спросил, а бывал ли он в райском саду Ниоба в селении Урметан. Когда услышал, что тот никогда там не бывал, с сожалением сказал: «Вы многое потеряли, мой друг».

В похожей ситуации некогда оказался и я сам. Когда я находился в служебной командировке в Сеуле, на одной из встреч, узнав, что я из Таджикистана, меня закидали вопросами: «Купался  ли я в Сарезе? Поднимался ли я на ледник Медвежий? Любовался ли восходом солнца над семью озёрами в Пенджикентском районе?». Когда мои собеседники услышали отрицательные ответы, они смотрели на меня чуть ли не как на инопланетянина.

Позже в гостиничном номере, думая об этом, я пытался найти себе оправдание: «В Таджикистане я один такой, что ли? Нет, не один».

В Айнинском районе есть живописное озеро Искандеркуль, «чаша в ладонях гор», куда съезжались и продолжают съезжаться туристы со всего мира. Но в том же районе, бывая в различных кишлаках, я встречался с людьми, которые признавались, что никогда не видели этого сказочного озера. «Зачем, — говорили иные, — у нас и так везде полноводье, везде благодать».

Может, оно и так, Всевышний щедро одарил нас природой, которой можно лишь завидовать. Но всегда ли мы разумно пользуемся этим благом? Вопрос остаётся открытым.

Хочу привести ещё один пример. Где-то в 1990 году я, до того работавший собкором одной из республиканских газет на севере Таджикистана, впервые приехал в Куляб. Переночевав в гостинице «Хатлон», рано утром я пошёл осмотреть гробницу выдающегося мыслителя и поэта Мир Саида Али Хамадони, о котором был много наслышан. Затем по совету тогдашнего руководителя области Султона Мирзошоева я поехал в Муминабадский район. Там я узнал, что на отшибе у небольшого озера расположен тёзка нашей столицы – кишлак Душанбеча, жители которого готовы оспаривать первенство у стольного града. В том же кишлаке я услышал легенду о двух сёстрах Бибинавр и Бибисавр, которые, не желая попасть в руки врагов во время их нашествия, взмолились к Богу, и он, сжалившись, превратил их в одноимённые родники. По приезде из командировки я опубликовал зарисовку «Душанбе в Муминабаде», а легенда о сестрах легла в основу одного из моих рассказов. Вскоре мой знакомый признался, что читал мою зарисовку и удивился, потому что  сам родом оттуда, впервые узнал о Душанбеча. «Про Чилдухтарон знаю, а про этот кишлак — ничего», — сказал он.

Боюсь, что я утомил читателя, приведя так много примеров, доказывавших, что многим из нас по географии следует ставить «двойку». С другой стороны, эти примеры — хороший повод к размышлению по теме.

Действительно, мы мало ещё знаем о нашем Таджикистане. Многие ли бадахшанцы бывали в Худжанде, Канибадаме, Исфаре, Истаравшане? Многие ли жителей Зеравшанской долины знакомы с достопримечательностями Хатлонской земли? Многие ли таджикистанцы бывали в Нуреке, Рогуне? Многие ли посещали гробницу Адама поэтов — великого Рудаки в Панджруде или Гиссарскую крепость? Вряд ли. К сожалению, это так. Пришло время, когда нужно исправлять это положение. Самое главное, нужна прочная единая взаимосвязанная экономика. С другой стороны, решению этого вопроса в большей мере может способствовать внутренний туризм. Нужны туристические компании, специализирующиеся на внутреннем туризме. Нужно по доступным ценам организовывать повсеместные турпоходы, а для школьников, в особенности учащихся детских домов и интернатов, — вообще бесплатно.

Авиарейсом или на автобусах. И ещё, чтобы были высококвалифицированные экскурсоводы, хорошо знающие историю, географию страны. Таким поездкам благоприятствуют отличные автомобильные дороги, туннели, связывающие различные регионы.

Слава Богу, в Таджикистане давно царят мир и спокойствие, о чём свидетельствует и возрастающий наплыв зарубежных туристов. Но чтобы добиться полного, абсолютного национального единства, а эта идея у нас поднята на уровень государственной политики, надо, чтобы каждый житель хорошо знал свою страну, чтобы ни один уголок Таджикистана для него не был чужим.

Источник: НИАТ «Ховар»

А также читайте: