tes

Президент России Владимир Путин предложил Казахстану тесное сотрудничество в атомной энергетике. По его словам, «речь идет о создании целой отрасли»: Москва готова и построить АЭС, и помочь Нур-Султану подготовить специалистов-атомщиков. В администрации президента Казахстана отмечают, что страна испытывает серьезный энергетический дисбаланс между севером и югом, в связи с чем строительство АЭС – «не роскошь, а жизненная необходимость». Какую выгоду получат российская и казахстанская стороны от подобного проекта, выяснил корреспондент «Евразия.Эксперт».

Исполнительный директор Научно-технического центра безопасности ядерных технологий Казахстана Ирина Тажибаева:

– Энергетики пришли к заключению, что на юге Казахстана ожидается дефицит электроэнегрии к 2030 г. По разным расчетам, более 2-2,4 ГВт. В связи с этим на юге нужно строить базовую станцию, но какую именно: угольную, газовую или атомную? Станции, основанные на возобновляемых источниках энергии, например, солнечные или ветряные, не рассматриваются в качестве базовых. Это аксиома.

Вопрос строительства атомной станции стал активно обсуждаться еще и потому, что правительство Казахстана объявило о планах по достижению углеродной нейтральности к 2060 г. Чтобы решить эту задачу, нужно активно развивать безуглеродную энергетику. Одним из ее видов является атомная энергетика. Кроме того, в Евросоюзе с 2023 г. вырастут квоты на экспорт материалов, произведенных с использованием электроэнергии, выработанной на станциях, выбрасывающих в атмосферу СО2.

Строить электростанцию на севере страны, чтобы передавать [электроэнергию] на юг, не имеет никакого смысла. У нас юг густонаселен, производственные мощности также сосредоточены здесь, а также на юго-востоке страны.

У нас идет спор, какой реактор выбрать: российский, китайский, французский, американский или южнокрейский. Все реакторы поколения 3+ имеют право на жизнь, но, на мой взгляд, преимущество российских технологий заключается в том, что у нас одна регуляторная база – советская.

Немаловажно, что и язык общения – русский. Мы как-то принимали участие в экспертизе экспортных материалов и проводили экспертизу нормативной базы Китая, Франции, и пришли к выводу, что, например, французская нормативная база слабее российской и казахстанской. И мне кажется, у нас нет другого пути, кроме как воспользоваться предложением России.

И по поводу подготовки кадров тоже верное замечание Путина. В Узбекистане открыли филиал МИФИ, и у нас в Казахстане тоже нужно открыть филиал этого института. Хотя, у нас налажены неплохие контакты с МИФИ и многие сотрудники там получали научную степень. В основном у всех головных предприятий энергетики Казахстана заключено соглашение с этим вузом. Филиал МИФИ именно по подготовке в специальности ядерной энергетической установки – это просто необходимо.

Главный редактор портала Atominfo.Ru Александр Уваров:

– Атомная энергетика относится к чистой энергетике. СО2 мы не производим, а также, чем мы хорошо отличаемся от многих других видов энергетики, мы не потребляем кислород. При горении потребляется кислород, а у нас энергия производится за счет физических свойств деления урана. Если какая-то страна хочет идти к чистой энергетике без выброса углерода, то, конечно, ей есть смысл рассматривать атомную энергетику в качестве одной из составляющих, но лишь одной из составляющих.

Речь идет, скорее, о расширении и углублении возможностей казахстанской атомной отрасли, и это правда, потому что «Росатом» действительно всегда предлагает интегрированную программу.

То есть, не просто построить АЭС и убежать, а помочь с подготовкой персонала для атомной станции, с развитием нормативной базы в стране, которая должна немного все-таки измениться после появления АЭС, с научно-исследовательскими работами, решить проблемы с топливом (мы, в принципе, можем поставлять топливо вплоть до всего срока службы – это 60 лет), помочь с решением проблемы отработавшего ядерного топлива.

Выгода есть и для России – это экспорт хай-тека, когда мы экспортируем не ресурсы, ископаемые или рабочую силу, а высокотехнологическую установку. Первая выгода для нас – заводы, институты, предприятия и другие компании получат хорошо оплачиваемую работу. Такие заказы еще и поддерживают научно-технический потенциал наших заводов и институтов, а это важно.

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: