Divorce Tajikistan 034

В Таджикистане до сих пор разводы осуждаются обществом. Для женщины быть разведенной считается чем-то постыдным. При этом мужчине достаточно трижды сказать жене слово "талок" (развод), чтобы считать себя разведенным по мусульманским законам. А последние десять лет многие мужчины стали разводиться с женами по телефону или СМС.

Исключительное право мужчины

"Муж, который работал в России, позвонил, сказал, что дает мне три талока, и отключил телефон. Это означало, что вместе мы больше никогда не будем. Во мне смешались обида, злость, боль и страх. Это было позором. Я не знала, как я буду смотреть в глаза родным и знакомым. Во всех бедах принято винить женщин. Раз он тебе дал талок, то ты виновата. Ты разведена и никому не нужна. Я стыдилась говорить людям, что мы расстались. Некоторые могли подойти и спросить: "Тебе дали талок? Как ты его до такого довела?" Мы ходили к мулле, пытались узнать, можно ли что-то сделать, а потом я просто смирилась". Это история 22-летней душанбинки Фирузы.

На протяжении последнего десятилетия разводы по телефону и СМС в Таджикистане остаются острой проблемой для женщин. Чаще всего это практикуют трудовые мигранты, которые в другой стране заводят новую семью и бросают оставшихся в Таджикистане жен и детей. Для этого они просто звонят жене и трижды произносят слово "талок" или же присылают СМС-сообщение с этими словами.

Слово "талак" (الطلاق) с арабского переводится как развод. (В таджикском произносят "талок".) Согласно законам шариата, для развода достаточно сказать три раза слово "талок", и брак будет расторгнут. Давать талок – исключительное право мужчины. Сделать это он может по разным причинам. Женщина же может получить талок лишь через шариатский суд.

Талок – расторжение религиозного брака, никакой юридической силы это не имеет. Однако в Таджикистане продолжает расти религиозность общества, а соблюдение законов шариата считается более важным, чем светских. Большинство таджикистанцев, кроме официальной регистрации брака, проводят еще и религиозный обряд – никох (النكاح‎‎), что с арабского переводится как бракосочетание. Некоторые же и вовсе ограничиваются лишь религиозным браком.

В 2011 году в Семейный кодекс Таджикистана внесли поправки, которые запрещают проведение религиозного обряда без документа о регистрации брака в ЗАГСе. Однако эти нормы постоянно нарушаются, особенно в сельской местности. Чаще всего это происходит в случае брака с несовершеннолетней или же "второй женой". (Поскольку такие союзы не регистрируют, то и статистики по ним нет.)

Фируза: боялась талока больше, чем официального развода

"Разводы по СМС" чаще всего касаются незарегистрированных союзов. Однако даже если брак зарегистрирован, религиозному обряду (талоку) часто придают большее значение, нежели официальному разводу. Так произошло с Фирузой, о который мы говорили ранее.

"Талок – это то, чем мужчины могут манипулировать. Мне муж неоднократно говорил, что даст талок, разведется и женится еще раз. Я боялась талока больше, чем официального развода. Я знала, что после развода мы сможем опять сойтись, если захотим. Таких ситуаций было немало, а вот после талока нет. Это развод по исламу, и никто не пойдет против религии", – говорит Фируза.

Она вышла замуж в 19 лет, когда училась на третьем курсе в университете. "Мой будущий муж был на заработках в России. Меня выбрала его мать, которая работала с моей мамой. Поначалу мой будущий муж и его семья мне показались хорошими людьми. Они были согласны, чтобы я продолжила учебу, а в будущем работала. Моя будущая свекровь сказала, что у мужа есть высшее образование и он современный, но после свадьбы я узнала, что образования у него нет и нам соврали", – вспоминает Фируза.

После свадьбы все изменилось: "Мужа и его семью как будто подменили. В первый же день мать мужа мне поставила условие, что спать я пойду в 11-12 ночи после всех остальных, а просыпаться я должна буду в 5 утра. Она составила меню, по которому я должна была готовить каждый день. Так и начался весь ад".

"Я просыпалась раньше всех, готовила, убиралась, а потом просыпались все остальные, завтракали. Я мыла посуду после них, а потом бежала в университет. Я возвращалась после обеда, убиралась дома, готовила кушать и так до полуночи. Иногда не успевала делать уроки. А когда садилась за учебники, вся семья мужа возникала, что мое образование им не нужно, если я не успеваю совмещать ее с работой по дому. Муж запретил мне ходить на пары, забрал телефон, чтобы я не делала уроки. Когда староста связалась с моими родителями и те узнали, что я не хожу в университет, они связались с семьей мужа и поругались. После этого те позволили мне ходить на пары".

Хуже всего, говорит Фируза, стало после того, как она забеременела: "Мне никто не помогал, наоборот, больше загружали работой. Именно из-за этого я потеряла первого ребенка. Это было под Новый год. Муж и его сестра поехали гулять в город, а меня оставили со свекром и свекровью, чтобы я готовила. Мне в тот вечер было плохо. Я сказала свекрови, что у меня болит живот и нужно позвать врача. Но она ответила, что в период беременности это нормально. Я попросила разрешения полежать, но она сказала, как все закончу, тогда могу идти. В тот вечер у меня случился выкидыш, я увидела неродившегося ребенка. Я не знала, что делать, начала сильно плакать. Ко мне забежала свекровь, увидела все это и сказала: "Что ты разоралась? Напугала нас сильно. Это ты виновата в этом, ребенок скончался по твоей вине".

После случившегося родители забрали Фирузу домой. Однако через некоторое время муж уговорил ее вернуться.

"Потихоньку я начала возвращаться к обычной жизни. Думала, со временем все наладится. Мой телефон муж забрал, однако иногда разрешал мне делать уроки с его телефона. Однажды, пока я готовилась к парам, моему мужу какая-то девушка написала сообщение. Оно начиналось со слов "любимый…" Я была в шоке, прочитала всю переписку, оказалось, что муж мне изменяет с первых дней брака. Я взяла номер той девушки и назначила встречу. Мы с ней увиделись. Они, оказывается, встречались до нашего брака, любили друг друга, но его родители были против нее и выбрали меня. Я позвонила мужу и попросила подъехать. Он приехал, но меня даже не слушал, дал пощечину и начал умолять ее простить его. Я сняла обручальное кольцо, кинула в него и ушла, он даже не пытался меня остановить".

Фируза опять уехала к своим родителям, однако муж опять начал просить вернуться, и она вернулась.

"После этого стало еще хуже. Он начал поднимать на меня руку. Я терпела… Я ждала, надеялась, что все наладится, ведь нас же всегда этому учили наши мамы и бабушки. У мужа тут с работой было плохо, и он решил уехать. Мне сказал, что я останусь с его семьей, а потом он решит, что со мной делать. Я опять забеременела. Сказала ему и его семье, но особой радости не было. Прошло несколько месяцев, он начал реже звонить. Обычно звонил матери, изредка просил передать трубку мне. В один из таких дней он попросил передать мне трубку, сказал, что дает мне три талока, и отключил телефон".

"Для меня это было шоком. Его мать и сестра в этот момент смеялись и говорили, что так мне и надо, заслужила. Позже дали мне телефон, чтобы я позвонила родителям, и они меня забрали".

Фируза в это время была беременна. Через несколько месяцев у нее родился сын: "Муж тогда был в России. Сына он не видел и даже не интересуется. Его семья вместо него написала отказную от ребенка. Позже нас официально развели. Документы вместо мужа подписывала его мать, на которую он оформил доверенность".

Фарзона: талок недействителен

"Я отношусь к талоку плохо. Люди могут дать его в порыве гнева, а потом сидеть и жалеть. Этому пример наша с мужем история. Мы друг друга очень сильно любим, и фраза, сказанная по глупости, могла разрушить все", – говорит Фарзона.

Ей, как и Фирузе, муж дал три талока, когда находился на заработках в России, – прислал СМС. Однако мулла посчитал этот развод недействительным.

Фарзона вышла замуж в 25 лет: "Сперва окончила университет, потом работала. Сватов было много, но никто из парней мне не нравился. Со своим будущим мужем я познакомилась случайно. Он жил по соседству с моим братом в городе Вахдате. Мы познакомились, когда я поехала к брату в гости. Он мне сразу понравился: высокий, красивый. Мы обменялись номерами и начали общаться. Мы влюбились и решили сыграть свадьбу".

Первый год они жили с семьей мужа. "Мне было сложно. Однако муж меня защищал и помогал. Я протерпела год, потом мы поругались с его семьей, и я уехала к родителям. У нас родилась дочь. Муж обещал, что снимет квартиру и мы будем жить отдельно".

Фарзона жила со своими родителями. С мужем они продолжали общаться и видеться: "Потом муж пропал на неделю. Я звонила, писала ему, телефон был отключен. Спустя неделю он позвонил с российского номера, сказал, что уехал на заработки. Меня он попросил оставаться у моих родителей и ждать его. Я разозлилась, что он меня не предупредил и уехал. В порыве злости я стала просить у него талок. Он долго ничего не говорил, отключил телефон, а потом написал, что дает мне талок".

"Я плакала и не знала, что делать. Через час он мне написал, что, мол, ты меня довела, из-за тебя я так написал, хотя не хотел. Говорил, что любит меня и жалеет о содеянном", – вспоминает она.

Отец Фарзоны пошел к мулле: "Ему сказали, что этот талок не считается. Заново никах [религиозный обряд бракосочетания] мы не делали. Для нас это стало уроком. Мы решили, что больше в порыве гнева не будем принимать подобных решений".

Далер: избавился от чувства вины

"Этот талок был нужен нам всем. Я избавился от чувства вины, моя настоящая жена и дети в России перестали бояться и переживать, а жена в Таджикистане получила свободу и теперь может строить свою личную жизнь. Я с ней не общался после этого, очень надеюсь, что она меня простит".

34-летний Далер дал талок по СМС второй жене, которая жила в Таджикистане, в то время как он жил и работал в России. В России у него есть официальная жена и трое детей, а со второй женой Далер расписан не был.

Он уехал из Таджикистана в 20 лет после того, как поругался с семьей: "У меня была девушка, которую я любил, но родители были категорически против нее. В России я начал работать в магазине продавцом, там и познакомился со своей будущей женой. Мы проводили очень много времени вместе, позже съехались и начали жить вместе".

Спустя какое-то время Далер снова начал общаться с родителями: "Но о личной жизни я больше им не рассказывал. За 12 лет на родине я был всего три-четыре раза. Приезжал на пару недель, а потом ехал к семье. Родители часто прятали мой паспорт, чтобы я дольше оставался в Таджикистане".

Далер рассказал родителям о своей семье, когда у них родилась первая дочь: "Они к этому не отнеслись серьезно, каждый раз пытались уговорить меня жениться в Таджикистане. А у меня уже семья: жена и три дочки, которых я люблю".

"В последний раз, когда я поехал в Таджикистан, меня женили. Мама выбрала девушку, посватала ее, я ничего не знал. Получилось, что я приехал на собственную свадьбу. Документы по традиции родные спрятали. Дома были скандалы, я пытался объяснить родным, что у меня уже есть семья, но родители не хотели слушать. В итоге я согласился. Свадьба прошла по всем традициям. Она стала моей женой", – продолжает Далер.

После свадьбы он остался в Таджикистане на полторы недели, потом уехал: "Это была моя последняя поездка. Там я не был уже три года. Когда родители напоминали мне о ней, я говорил, что это не моя жена, а их невестка, что моя жена в России рядом со мной. Жена в Таджикистане терпела 2,5 года, жила с моими родными, а я в России жил своей жизнью. Потом, видимо, ей надоело, и она уехала к себе. Я ей дал талок по СМС. Мне было ее жалко, тут виноваты мои родственники. Но, когда я рассказал ей о том, что у меня есть семья, она ничего не сказала и не стала отменять свадьбу".

"Я чувствовал себя виноватым и перед своей женой в России, и перед своими детьми, и перед женой в Таджикистане. Хотя, по сути, девушка в Таджикистане не была мне женой. Во всем виноваты мои родители. Моя семья испортила жизнь девушке, которая этого не заслуживала".

Шахноза: получила талок и свободу

"Я и за талок, и против. В моей ситуации он был единственным спасением для меня. Я получила развод и свободу. Если бы муж мне не дал талок, он бы мог приходить ко мне, когда захочет, издеваться и мучить. А после талока он не мог мне ничего сказать и сделать".

Шахнозе муж дал талок по телефону, когда она была беременна. Она сама его об этом просила из-за постоянных избиений.

"Мне было 24 года, когда я вышла замуж. Все говорили, что я старая дева. Меня это задевало, я просила родных и знакомых не говорить так. Высшего образования у меня не было, девушкам в нашей семье нельзя было учиться, но зато я умела красиво шить. Заказы были, деньги зарабатывала", – вспоминает она.

Родственники решили выдать ее замуж за дальнего родственника со стороны матери: "Меня даже не спросили, поставили перед фактом, и все. Я согласилась. Если бы я замуж не вышла, в селе бы надо мной смеялись. Девушки у нас рано выходили замуж, в 18-20 лет".

Со своим мужем Шахноза прожила меньше года: "Он был наркоманом, мне никто об этом не сказал. Я занималась шитьем, у меня были деньги, золотые украшения, он все продавал. Когда я что-то говорила, он меня избивал".

"Нас всегда учили молчать, не перечить и ждать. Говорили, что сор из избы не надо выносить. Я так и делала, никому ничего не говорила. Когда ко мне приходили родственники и видели синяки, я всегда говорила, что упала. Мое тело было фиолетовым от избиений. Одним ранним утром он пришел домой пьяным, начал меня избивать. Я сказала, что больше так не могу. Он выгнал меня из дома. Я с собой ничего не смогла забрать, пешком дошла к дому родителей. Я тогда была беременна, не хотела даже ребенка от этого человека, хотела даже сделать аборт, но было поздно".

Шахноза с мужем официально не были расписаны, так что алименты он не платит: "С ребенком он не поддерживает связь. После талока он сделал вид, что ребенок к нему никого отношения не имеет, деньгами нам не помогает".

Без фетвы

По данным Исламского центра Таджикистана, около 100 пар в год обращаются в шариатские суды, чтобы разобраться, соответствует ли их талок, данный по телефону или СМС, нормам ислама, отмечает агентство "Азия-Плюс".

Несколько лет назад в Комитете по делам религий Таджикистана заявляли, что Совет улемов принял решение о фетве (религиозном постановлении), запрещающей разводы по телефону и СМС. Однако она так и не была принята.

Специалист управления фетв Исламского центра Абдувохид Хамидов говорит, что, согласно ханафитскому мазхабу, который исповедует большинство таджикистанцев, чтобы талок считался действительным, достаточно просто услышать голос мужчины и неважно, это говорится в лицо, или по телефону. Также нет необходимости в свидетелях. Что касается СМС, продолжает Хамидов, то тут каждый случай рассматривается отдельно.

"СМС отправляют, как правило, мигранты, которые в состоянии нервозности говорят талок либо в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. По этой же причине в большинство случаев талок признают не принятым", – отметил Абдувохид Хамидов.

При этом в Совете улемов призывают мужчин не разводиться по телефону. "Когда человек возвращается и снова увидит свою жену, возможно, его решение изменится. Так как человеческое лицо уважаемое и встреча рождает симпатию. С этой точки зрения мы просили не разрушать свои семьи и не разводиться, находясь за пределами страны", – сказал глава Совета улемов Саидмукаррам Абдулкодирзода.

По мнению же старшего научного сотрудника центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмета Ярлыкапова, решить проблему разводов по телефону и СМС в Таджикистане может только четкая фетва: "Это явление нашего времени. Раньше таких прецедентов не было. От улемов ханафитского масхаба требуется, чтобы они дали четкую богословско-правовую оценку. Таджики очень сильно влились в миграционный процесс, очень много разделенных семей, когда муж зарабатывает в России, а жена живет в Таджикистане. В России эти мужчины себе находят кого-то и разводятся по телефону или СМС".

"В ханафитском масхабе действительно есть положения, которые облегчают развод, – продолжает Ярлыкапов. – Если, например, мужчина пропал, то их могут с женой развести. Какой там свидетель? Его нет. И все эти нюансы ханафитского учения браков и разводов этими людьми интерпретируются в их пользу. Если тут нет свидетеля, соответственно, и здесь не надо. Но это все предположение, самодеятельность, не имеющая четкого богословско-правового обоснования. С точки зрения исламского права эти люди очень рискуют, потому что все эти разводы по телефону могут быть интерпретированы как греховное. Здесь должна быть четкая фетва".

Имена героев изменены по их просьбе

Анвар Сафарзода

Источник: "Настоящее время" 

А также читайте: